В предисловие   Назад   Указатель имён

Василий Кураев

ТЕТРАДЬ ПЯТАЯ

20 января 1934 г. Завтра с утра пойду к ответственному работнику районной плановой комиссии т. Петухову за материалами для определения решающих моментов хозяйственно-финансовой деятельности район[ного] союза потребительских об-в. Я пользовался уже у него некоторыми цифрами о финансовой работе хозяйственных организаций. Весь день я занимался, делая таблицы. Я должен получить за эту работу 250 р[ублей]. А пока я отнес свои вещи в комиссионный магазин для продажи. Продавец т. Исцелемов [?] обещал мне продать их. Деньги мне нужны.

 

24 января. На днях открывается работа 17-го партийного съезда. Из распубликованных материалов к съезду выдающееся значение будут иметь тезисы о социалистическом строительстве на следующее пятилетие. Металлургическая программа, по всей видимости, будет принята в объеме меньшем, чем было намечено на предыдущей партийной конференции. Она была утверждена конференцией на вторую пятилетку в 25 миллионов тонн чугуна. Более благоприятно обстоит дело с машиностроением и химией, хотя масштаб их развертывания уменьшается в соответствии с медленными темпами металлургической промышленности, в пропорции, к моему удовольствию, меньшей, чем это могло бы произойти. Быстрые темпы в отраслях тяжелой индустрии, поскольку они заряжены предыдущим периодом и удовлетворяются известным уровнем технического накопления в металлургии и угольной промышленности, гарантированы во втором пятилетнем периоде плана. В этом смысле технический прогресс советского государства обеспечен.

Известный подъем будет создан также в легкой промышленности, обслуживающей широкие потребности масс. На уровне, который достигнет страна, неизбежно расширение культурного развития. Общая культура и просвещение должны сделать большие успехи. Взаимодействие между экономической основой-причиной и социальным следствием в этой перспективе обнаружится с выдающимся результатом. В частности, приобретают большой удельный вес вопросы народного здравоохранения. В российской здравнице на Кавказе должна быть построена сеть санаториев, не менее ста, с пропускной способностью одновременного пребывания 1000 чел. в каждом, где рабочие и работницы, крестьяне и крестьянки, советские служащие и красноармейцы могли бы отдохнуть и укрепить свои силы и здоровье. В Абхазии, Грузии, в области лезгин Наркомздрав РСФСР должен провести эту стройку советских здравниц с участием профессиональных, кооперативных и советских организаций. Эти здравницы должны быть в хозяйственном отношении крепко организованы. Это благородное дело будет великим культурным предприятием для трудящихся масс России.

 

2 февраля. Пришли первые газеты с отчетами об открытии XVII съезда ВКП(б). [...] К тому, что написал в прошлой записи дневника,

с. 58

 

добавлю о важнейших отраслях и очередности их значения для строительства социализма. [Автор дневника продолжает перечень наиболее важных, на его взгляд, народнохозяйственных задач].

Получил 100 р[ублей] от Андр[ея] Алекс. Киташева и два письма. Большую часть их [денег] отдал Ант[онине] Павл[овне] Одинцовой, которой задолжал за продукты. Письма получил от Васи Сергеева и от П.С. Похановой. А.А. Киташев поехал в отпуск на Кавказ в первых числах января.

Продолжаю работу по плану на 1934 г. для райпотребсоюза. Оканчиваю ее на днях. Ближе познакомился с сотрудниками учреждения: зам. председателя правл[ения] Выгузов, Хисамутдинов, инструктор по молочно-масляному производству Мырзин, бухгалтер Баяндин, пом. бухгалтера Демидов, секретарь Верещагин, Овчинников, Тимахов, Насонов, Чернавина, Свентовская, завхоз Максимов, Петухов, Колотилов. В райплане у т. Тимахова получил материалы для таблицы. Был в райземотделе у заведующего Пестерина, он также обещал мне дать нужные материалы.

На предсъездовской конференции избраны новые работники в советский аппарат. Председателем райисполкома избран Мясников, секретарем райкома ВКП(б) является по-прежнему Бушманов.

Вчера был у нач. [отделения] ОГПУ Микрякова и спрашивал, нет ли каких предложений из области относительно отмены моей высылки. Я просил его переслать официально мое заявление полномочному представителю ОГПУ на Урале в Свердловске Решетову, которое я днями т. Микрякову принесу. Сделаю это послезавтра, вопрос срочный.

 

24 февраля. Человечество вновь переживает великие дни борьбы! Московские газеты помещают обширную информацию о героическом восстании австрийского пролетариата против наступающего фашизма. Более недели продолжаются в Вене революционные бои. Буржуазия сгруппировала против рабочих регулярные войска и полицию, вооружив их тяжелой артиллерией, танками, пулеметами, химическими средствами атаки. [Кураев описывает, вероятно, на основе газетных сообщений, ход боев]. Революционная эпопея в Австрии – пролог ожесточенной вооруженной борьбы рабочего класса против фашизма на целый исторический период. Австрийские рабочие in status nascendi (в состоянии рождения. - Лат.) этого последнего кровавого периода мировой революции. Да здравствует красное знамя!

Всего насчитывают убитыми в боях свыше 2000 человек, а раненых до 10000. Внушительные цифры, свидетельствующие о серьезности боев. Несколькими днями ранее парижский пролетариат вступал в схватки с фашистами на улицах Парижа. Было убито несколько рабочих [...]. Фашизм во Франции также энергично организуется. Неустойчивость политического положения видна по быстрой смене правительственных кабинетов [...]. Кабинет явно поправел. [...].

Подписан англо-советский торговый договор. [Автор дневника продолжает перечень газетных сообщений о борьбе с фашизмом зарубежных рабочих и коммунистов].

c. 59

 

25 февраля. Купил и прочитал «Правду» от 20 февраля. [Излагает перипетии событий в Австрии].

«Правда» и «Известия», как и в дни фашистского переворота в Германии в феврале 1933 г., помещают хозяйственные передовые [статьи], не комментируя информацию [поступающую из зарубежья]. Рабочие Москвы, Ленинграда и др. городов собираются на митинги протеста против фашистского террора в Австрии, [а] «Правда» в передовой от 20 февраля пишет о посевной кампании: «...что может быть проще, чем перелопатить и очистить семена или навести порядок в конюшне, подкормить лошадей и т.д.»

Посевная кампания, которую ведут советские газеты, весьма серьезный вопрос, урожай советских полей во всяком случае должен быть обеспечен. [Но в это время] Англия, Франция, Италия выступили с совместной декларацией о независимости Австрии. Германская печать недовольна декларацией, но большего не выносит на обсуждение. Лондонские рабочие на митинге в Гайд парке приняли резолюцию солидарности с австрийскими рабочими и выбрали делегацию для передачи ее в австрийское посольство. Чехословацкие коммунисты послали 10000 крон австрийским рабочим. В Брюсселе произошла бурная антифашистская демонстрация рабочих под знаком солидарности с австрийскими рабочими [...].

Корабль «Челюскин», совершавший арктический рейс, потерпел крушение. Команда корабля с научным персоналом высадилась на лед, где организуют временное пребывание. Начальник экспедиции Шмидт сообщает по радио, что построен барак, на льду имеется посадочная площадка для аэропланов [...].

 

26 февраля. Около двух недель прошло с тех пор, как я послал в президиум ЦКК ВКП(б) телеграмму с сообщением, что я более не отстаиваю своих предложений, внесенных в политическом письме в Политбюро ЦК ВКП (б) 3 февраля 1933 г. Приведу подлинник телеграммы:

«Москва, Ильинка, Центральная контрольная комиссия Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Президиум. 14 февраля. 20 декабря мною послано [в] Политическое управление Менжинскому через Чердынское отделение заявление, что я не поддерживаю более политических предложений моего письма в Политбюро ЦК, приведших [к] высылке меня [в] северный район Урала, с просьбой отменить ссылку. Сообщая о моем отречении от разногласий с Политбюро ЦК, подтверждая мое неизменно положительное отношение [к] высоким темпам строительства социализма, прошу во внимание к моей многолетней работе в партии [и] заслуг [в] революционной борьбе возвратить меня в ВКП (б) и прекратить политические взыскания [?]. Чердынь, Пролетарская, 95, В. Кураев».

Вчера я послал телеграмму Фине Васильевне, в которой прошу ее сходить в ЦИК и узнать, получена ли моя телеграмма и каково решение по ней. Сегодня же мною получено письмо от Ф.В., она пишет о делах не очень утешительных. Ее, во-первых, исключили из ВКП (б) по причине, сформулированной так: «За обман партии и связь с враждебными партии

с. 60

 

элементами». Она апеллирует на это решение в обл[астную] Московскую контрольную комиссию. Нельзя признать разумным это решение об исключении из ВКП (б) за то, что я как отец написал ей как матери моего сына несколько писем, а она прислала мне ответы. Нелепое обвинение, политически и партийно не обоснованное. Не партийное решение. Геня не болен, но состояние его здоровья все же не вполне благоприятно, он похудел и побледнел, как писала мне Александра Ив[ановна] Степанова, бывшая в Москве у Фины Вас. Ф.В. пытается устроить Геню в санаторий, но пока безрезультатно. Она пишет, чтобы я прислал заявление в Леч[ебную] комиссию при Наркомздраве.

Сегодня был у секретаря Чердынского райкома ВКП (б) т. Бушманова. Кратко рассказал ему о своем пребывании в Чердыни, о работе над планом райпотребсоюза, о безработице, в которой я оказался. Сообщил о своей телеграмме в ЦКК. Спросил его мнение о своем желании вступить в партию в Чердыни, чтобы не отсрочивать решения этого вопроса теперь, когда препятствие в виде моих несогласий [с Политбюро] мною устранено. Он обещал мне помочь устроиться на работу и, уезжая в район, предложил мне зайти к нему по вопросу трудоустройства послезавтра. Мы сошлись с ним на том, что в партийную организацию я могу вернуться лишь по решению ЦКК. Бушманов – старый партиец, насколько мне известно, уральский рабочий из г. Шадринска. Секретари у него т. Югов и т. Яборова. Я рассказал ему также о содействии, которое мне оказывал нач. отделения ОГПУ т. Микряков и его заместитель т. Дурандин.

 

28 февраля. В одной из предыдущих записей дневника я написал, что собираюсь послать через местное отделение ОГПУ в Уральское обл[астное] представительство ОГПУ уполномоченному Решетову заявление. Вследствие того, что я послал приведенную в прошлом дневнике телеграмму в ЦКК, заявление т. Решетову я не отправил.

Судьба время от времени балует меня. Дней 10 тому назад я получил посылку от Александры Ивановны Степановой, племянницы М.Е. Кронтовской по отцу и моей троюродной сестры по матери, по Кураевым, посылку из разных вкусных вещей: каши, сухари, конфеты, сало. Такие посылки поддерживают мое питание и, кроме того, отвлекают от скуки и однообразия жизни в Чердыне. Многих продуктов здесь совсем невозможно достать, например, сахару и белой муки.

Вчера я получил письмо от М.Е. Кронтовской, которая сообщает, что был слух, будто бы я вернусь из ссылки к 1 января 1934 г., но он не оправдался. М.Е. изредка бывает в Москве, а вести из Москвы для меня особенно ценны. По дороге в Москву и обратно она иногда заезжает к своей племяннице А.И. Степановой. Муж А.И., попросту Шуры, - ученый лесовод. А.И. не раз приглашала меня погостить у них летом, но за недосугом я отказывался. В своем письме ко мне она советует мне Геню на лето отправить к ней. Быть может, я сам в близком будущем вернусь в Москву, и вопрос о наилучшем способе укрепления Гениного здоровья я буду решать в условиях более благоприятных. Перспектива для Гени пожить лето в лесу, без всякого сомнения, хорошая.

с. 61

 

Работу в райпотребсоюзе я окончил. Годичный план потребовал более глубокого внимания, чем я предполагал. Получился труд по планированию, экономике, статистике и бухгалтерии. Первые три отрасли знания мне хорошо известны, бухгалтерию же пришлось заново изучать, комбинировать, десятки раз проверять и схему, и материалы (инструкции, бланки). Я удовлетворен тем, что справился с работой легко. В продолжение месяца я изготовил 15 таблиц: издержек обращения, оптового и розничного оборота, хозяйственно-финансовый план, [план] заготовок, сбыта, капитального строительства, три таблицы баланса, кооперирования, организации сети и проч[ее]. Взял из библиотеки книги по бухгалтерскому учету, отдыхаю при чтении курса бухгалтерии. На обложке одной из книг по бухгалтерии прочитал в списке литературы название: Ададуров И.Е. Подтоварный кредит в коммерческих банках. Теория и практика. Вып. I, 1911, вып. II, 1912, СПб. Не является ли автором этой книги мой дед Иван Евграфович Ададуров, что весьма возможно? Тогда издание напечатано после его смерти. Иван Евграфович умер 1 января 1907 г.

В «Совхозной газете» [...] нашел очень интересное сообщение об открытии молодым селекционером Н.В. Цициным, соединившим генетически пырей северокавказский (agropirum Pancum) с пшеницей. Получившийся экземпляр пшеницы-пырея, растущий кустом в 100 и более стеблей, Цицин предполагает сеять один раз в пять лет, собирая ежегодные урожаи. Границы вновь созданной этим соединением культуры распространяются на засушливые, солончаковые и крайние северные районы. Гениальное открытие. Н.В. Цицин – сын бедняка-батрака, во время революции окончил Саратовский с.-х. институт. В настоящее время работает в Омске, в научно-исследовательском институте советских хозяйств.

Н.И. Бухарин назначен ответственным редактором «Известий ЦИК СССР», о чем опубликовано в «Известиях».

Читаю собр[ание] соч[инений] Чернышевского. Его диссертация на степень магистра (1855 г.) «Эстетические отношения искусства к действительности» – блестящая работа по стилю, по тонкости анализа, изящной экономии формулировок. Ее можно без колебаний причислить к лучшим классическим работам, если сосредоточить внимание на формально-научной стороне работы [...]. [Следуют обширные цитаты из работы Чернышевского].

Теория Чернышевского партийна, но он один состоит в этой партии. На противоположном полюсе ему соответствуют богатство, роскошь, аляповатый комфорт, бездарный вкус нуворишей, которые на всю жизнь остаются такими, как бы «вечно» они не паразитировали на капитале. Жалкий лозунг для искусства: лучше немногое, чем ничего. Где он спрятал символику искусства? Где мысль об искусстве и будущем? Как бы ни была конспиративна мысль, однако она не может скрыть желания спрятать минусы одаренности, предупредительность ее разоблачается сама собой и всегда ранее, чем она созрела. Искусство – это роскошь мысли и чувств, на этом я отмежую от себя нераскрытого, соблазнительного

с. 62

 

пластического мастерства Н.Г. Чернышевского. Я предпочитаю зияющую нищету содержания и формы – благочестивому самоограничению в искусстве Н.Г. Чернышевского.

 

10 марта. Несколько раз я был у секретаря райкома партии т. Бушманова. Он определял возможности устройства меня на работу в одном из советских учреждений. Затем он послал меня в редакцию газеты Чердынского РК ВКП (б) и РИК [райисполкома, исполнительного комитета районного Совета рабочих и крестьянских депутатов] «Северная коммуна», куда я и поступил на работу. В райкоме ВКП (б) я заходил ко второму секретарю т. Ремизову, которому также рассказал о своем пребывании в г. Чердыни в качестве политссыльного и о том, что я направил заявление в партийные организации в центре, в ОГПУ и в прокуратуру СССР. Когда я был у него, в кабинете находились ответственные сотрудники райкома. Беседа имела общий характер. Было высказано удивление, что я так долго не приходил в райком партии. Я это объяснил своим недоумением, в котором я находился по прибытии в Чердынь «политссыльным» и некоторым опасением передать наброшенную на меня тень подозрения партийцам.

Позавчера я послал телеграмму главн[ому] прокурору СССР Акулову с содержанием, аутентичным с телеграммой в ЦКК.

Около двух недель тому назад, после получения письма от Фины Васильевны я отправил ей заказное письмо, вложив в него два заявления: о предоставлении Гене с матерью путевки в санаторий в Крым в целях улучшения состояния здоровья и о возвращении меня в Москву для обследования в Лечебной комиссии при Наркомздраве.

Получил письмо от Васи Сергеева, который пишет, что выслал мне посылку и что его мама Матрена Антоновна и брат Егор Васильевич в посылке послали мне свинины.

В редакции «Северной коммуны» я сегодня буду работать третий день. Познакомился с составом редакции: ответственный редактор – т. [фамилия зачеркнута], его заместитель – т. [зачеркнуто], секретарь редакции – т. [зачеркнуто], ответственные сотрудники редакции – зав. отделом корреспонденции т. Боярская. Мое материальное положение, когда я явился в редакцию, было совсем неудовлетворительным. Поэтому у редактора, посоветовавшись с тов. Бушмановым, по приходе я [две строки жирно зачеркнуты, прочитывается «выдал мне их», вероятно, об авансе]. Часть из них я уплатил Антон[ине] Павловне за продукты и хозяйственную помощь.

Несколько политических сообщений. Оправданные фашистским судом по делу о поджоге рейхстага болгары коммунисты Димитров, Попов, Танев прибыли в Россию. Советское правительство приняло их в русское гражданство и дало право приезда в Россию. [...] На днях в Москву прибыли их родственники [...]. Во Франции, Англии и в САСШ пролетарии начали кампанию за освобождению Тельмана, Торглера и др[угих] немецких коммунистов, плененных фашистами.

Правительственная комиссия принимает ряд срочных мер по освобождению из льдов экспедиции О.Ю. Шмидта. [Приводит ряд других заинтересовавших его сообщений газет].

с. 63

 

Столица Украины перенесена из Харькова в Киев. Сколько прекрасных, величественных воспоминаний из национальной истории! Киев – славный город!

В Москве праздновался юбилей Мейерхольда. Об этом я должен записать в дневник по трем причинам: 1) Мейерхольд истинно гениальный режиссер [и] артист, 2) ряд блестящих спектаклей Мейерхольда я видел, 3) Мейерхольд –  пензяк. Еще одна причина – в доме Мейерхольда в Пензе жили Ададуровы – дед, бабушка и [мой] папа, когда он был юношей. В театре Мейерхольда я видел спектакли: «Лес» Островского, «Мандат», «Клоп» Маяковского, «Рычи, Китай», «Учитель Бубус» и другие. Великолепное впечатление произвел на меня парадный спектакль артистов Александрийского театра во главе с Юрьевым в постановке Мейерхольда «Маскарад» Лермонтова. Мейерхольд начал работу над этим спектаклем до Февральской революции и закончил в 1917 г. во время революции. [...] Кто видел «Лес» Островского у Мейерхольда, тот навсегда останется благодарен его гению за прекрасное развлечение, богатство впечатлений, разностороннее мастерство театрального чудодействия, очаровательные детали символики, пластичную стряпню типов [...], истинную тоску, за картину мещанского романтизма со всем его спертым духом, головокружительную частоту темпа при медленно-скучном развитии действия, за его собственную натуральную игру, резкую, жесткую, без всякой тени, всю на свету. У Кустодиева есть скульптурный портрет Мейерхольда. Вся мысль изумительно раскрыта до конца, весь мыслительный аппарат преобразован в действие. Богатство мысли вошло в мышление. Вместо набора мысли, мгновенной картины мысли – глубокий процесс. Голова вся одухотворена, не только лицо. [А ведь] какой ограниченный круг любителей знает у нас по-настоящему [цену] гениального мастерства Кустодиева.

Мейерхольду нужно дать Большой театр со всеми техническими средствами. Миллионов 50 он заработал себе на театр.

У Мейерхольда есть спектакли, которые я еще не смотрел: «Озеро Люль», «Воздушные пиры», «Великодушный рогоносец», «Ревизор» и другие. По возвращении в Москву буду [четыре строки вычеркнуто].

 

12 марта. Сегодня выходной день. Гулять еще (теперь 3 часа) не ходил. Небо голубое. Фантастические узоры мороза на окнах тают. На окнах обильные мутные слезы. Жаль! Сколько красоты в изощренной игре воображения художника-мороза!

Вчера у меня был Владимир Ник. Хитрово. Он уже редко бывает у меня, не так, как было три недели тому назад, когда я работал в райпотребсоюзе. Он технически помогал мне, копируя таблицы, изготовлявшиеся мной. У него масса всевозможных технических навыков, в том числе печатания на машинке и безукоризненного копирования. В то время он бывал у меня почти всякий день. Вчера я беседовал с ним о живописи. Он получил работу в качестве школьного учителя, зарабатывает

с. 64

 

150 р[ублей] в месяц и имеет более или менее сытный стол в сплавной конторе, которая содержит школу. Кроме того, он работает дома, пишет доклад об организации территории в ботаническом отношении в с.-х. комбинате пригородной площади г. Тюмени, откуда он был выслан сюда. Доклад он пишет в Свердловск, куда, быть может, и выедет.

Завтра пойду в райком партии. Читаю роман де Аннуцио «Пламя». Итальянский поэт. Форма и живая ткань романа гениальны!

 

13 марта. Несколько слов об устройстве моих хозяйственных дел. Мне помогает в хозяйственных делах Антонина Павловна Одинцова. Она вдова уже много лет. Ей 75 лет. У нее женатый сын Сергей Михайлович, невестка Зинаида Сергеевна и двое маленьких внуков, Петя и Женя. Старшая дочь Раиса Михайловна, дочь которой, Елена Ильинишна, с маленькой дочуркой – правнучкой Антонины Павловны, живут вместе с Антониной Павловной и ее дочерью Варей. У Антонины Павловны я покупал картофель и капусту с их приусадебного огорода. Антонина Павловна – чисто русский тип. Мне приятно слышать ее голос, наблюдать за выражением лица, сохранившего свою бодрость, видеть ее мягкие манеры и твердый характер. У Одинцовых бывает их племянница Анна Васильевна с мужем Рогожниковым. В устройстве моих хозяйственных дел осенью мне помогала также Анна Васильевна Важенина – крестьянка Пермской губ. У Антонины Павловны есть корова и она продает мне молоко. Продукты в Чердыни дороги. Мука ржаная – 100 рублей пуд (в центральной полосе пуд ржаной муки стоит от 25-30 до 40 рублей), масло за 1 фунт – 25 рублей, молоко 1 четверть – 18 рублей, мясо – 10 рублей за килограмм, картофель – 10 рублей за небольшое ведро. Мука на базаре не продается, печеный хлеб – также. Очень редкий случай – продажа муки, например, в виду отъезда крестьянской семьи в другие губернии.

Раньше я менял муку на хлеб у пекаря Макарова, теперь в другой пекарне, которой заведует Медянцев.

 

16 марта. Дошла сегодня посылка от Васи Сергеева. В ней сухари, папиросы, мыло, свинина, сахар. Все эти продукты мне нужны. Уже три месяца я безработный. После выполнения сдельной работы в райпотребсоюзе в первых числах февраля до сих пор я не устроюсь на работу. Из Москвы на мои письменные телеграфные заявления в президиум ОГПУ, в ЦКК ВКП (б), теперь преобразованную в комиссию партийного контроля, в прокуратуру, в лечебную комиссию при Наркомздраве не получил [ничего]. Наркомздравом вновь назначены после ушедшего в отставку Владимирского т. Каменский [Каминский]. Скучаю. Находясь в ссылке, я не имею перспективы работы, которая бы заинтересовала меня. Экономическую литературу, которая была в Чердынской библиотеке, я прочитал. Окончил чтение Н.Г. Чернышевского. В настоящих условиях трудно заняться теоретической литературной работой. Этому мешает также

с. 65

 

неопределенность политического положения. Практической работы для заработка я не имею.

 

24 марта. Благородный Тельман в фашистской тюрьме подвергается пыткам и избиениям. Сведения об этом только что проникли в печать. [...]. Кровавые собаки Гитлер и Геринг! Их приемы ничем не отличаются от наихудших обычаев расправы китайских узурпаторов. [...]. Советским правительством должны быть предприняты шаги по освобождению Тельмана, Торглера и всех заключенных вождей германского коммунизма, чему многочисленные прецеденты уже бывали в истории советско-германских отношений.

 

26 марта. Срединная Европа обращается постепенно в центр, порождающий новые политические идеи. Магнетический ток, исходящий от двух антагонистических полюсов - Германии и Франции, - создавая цепь менее обширных и властительных государств на почве их противоречий и контакта, вызывает империалистические замыслы в туманных очертаниях и в скрытых образах, в которых множество чувствительных оттенков, отсветов и нюансов готовы сделаться несокрушимыми плацдармами и грозными цитаделями для политической гегемонии одной державы.

[Далее на 6-ти страницах следуют рассуждения о положении в Европе с точки зрения интересов СССР. На 8-ми страницах анализируется сущность фашизма в Италии, причем делается вывод об интернационализации фашизма как общеевропейского явления].

 

27 марта. 24 марта послал в Комиссию партийного контроля при ЦК ВКП (б) заместителю председателя т. Ежову телеграмму, в которой прошу его дать мне ответ на мою телеграмму от 14/11. Ответа еще не получил.

 

15 апреля. Я снова безработный. Чтобы долго не распространяться о причинах этого, приведу несколько юмористических фактов о моей «работе» в организациях.

1. Я был рекомендован секретарем райкома ВКП (б) т. Бушмановым в местную газету. Редактор принял меня, расспросив о моем литературном стаже, и поручил мне править рабкоровские и селькоровские корреспонденции. Я честно принялся за эту работу, хотя интерес ее был понижен тем обстоятельством, что корреспонденции имели трехмесячную давность. Через пять дней по приходе моем на работу я увидел, что мой рабочий стол занят другим сотрудником, а редактор тут же мне объявил, что он, редактор, корректирует заметки лучше меня и потому я могу считать себя уволенным. Было смешно, и я ушел.

2. С большим трудом, при явном нежелании руководителей учреждения, я поступил счетоводом в контору по сплаву леса. Через две недели я был рассчитан с резолюцией, что я не выдержал экзамена на счетовода. Действительно, в течение своей жизни я не нашел времени, чтобы технически овладеть счетоводным мастерством. В прошлом году сплавная

с. 66

 

контора позорно не выполнила плана, плохи там хозяйственные дела и в этом году.

Я регистрировал в своем дневнике мою работу для райпотребсоюза. После ее выполнения я был уволен. Как я после узнал от секретаря райкома, неблагоприятно отозвался о моей работе председатель райпотребсоюза. Я сообщил тогда неизвестный секретарю райкома факт, что в райпотребсоюзе на 1 января 1934 г. было затоваривание по сети на 700 тысяч рублей. Если в СССР такое затоваривание считается приемлемым, то по системе Центросоюза это выводит из хозяйственного баланса страны 700 миллионов рублей в полугодие.

Я дал председателю горсовета финансовую оценку сметы горсовета в связи с проектом прокладки шоссе. Он признал мою работу неудовлетворительной и недоплатил мне 50 рублей из оговоренной зарплаты.

Я записал эти примечательные анекдоты, чтобы придать веселости моему дневнику. Я не знаю, куда деваться от скуки. К тому же у меня нет денег.

В последние две недели читал собрания сочинений Писарева и Добролюбова. Теперь взял четыре тома Белинского из 12-томного издания 1862 г.

Проф. Хитрово читал мне часть своей работы об организации территории в геоботаническом отношении в Тюменском пригородном колхозном комбинате. Мне понравилась его работа и по широте научного взгляда, и по деловому практицизму стиля. Ему разрешили выезд в Тюмень. На днях он уезжает.

[Кураев, на основе газетных сообщений, размышляет о внешней торговле СССР и Швеции, о германо-польских отношениях, выборах в английские муниципалитеты, продолжении работы по спасению полярников экспедиции О.Ю. Шмидта, добыче угля и выплавке чугуна в СССР].

 

19 апреля. 25-летие открытия Северного полюса. [Автор дневника делает экскурс в историю его освоения, скорее всего, по материалам газетных статей, о спасении советских полярников летчиками]. Авиаторы все без исключения совершили чудеса мужества, храбрости, смелости, твердости, выносливости. [На нескольких страницах автор дневника с восхищением описывает действия полярных авиаторов].

 

26 апреля. Назначен новый начальник Чердынского отделения полномочного представительства ОГПУ на Урале т. Афанасьев на место ушедшего т. Микрякова. Я был на приеме у т. Афанасьева. Рассказал ему свое дело и то, что я, вследствие изменившейся международной обстановки, переменил мое воззрение на перспективу мировой политики, о чем и сообщил в Комиссию партийного контроля. Изложил ему мои отрицательные соображения об уклонах в партии. Тов. Афанасьев обещал мне содействовать в устройстве на работу и помог в получении хлебного пайка. У него заместителем – т. Дурандин, бывший и при прежнем начальнике. Тов. Афанасьев прибыл из другого района, т.к. он

с. 67

 

назвал Смирнова Вл. Мих., политссыльного, старого партийца, исключенного из партии по делу оппозиционной группы Смирнова Вл. М. и Сапронова - московского рабочего, парт[ийца] с 1914 г.

с. 68

 

ТЕТРАДЬ ШЕСТАЯ

 

28 апреля 1934 г. Сегодня посылаю в Комиссию партийного контроля при ЦК ВКП (б) следующее заявление.

В Комиссию партийного контроля при ЦК ВКП(б).

Движимый соображениями коммунистической партийности и воодушевляемый желанием изложить в принципиальной чистоте мое воззрение на перспективу коммунистической революции и развитие партийного курса в СССР соответственно решениям 17-го партийного съезда, я обращаюсь с нижеследующим письмом в Комиссию партийного контроля.

Год времени, исполненный важных действительных фактов для социалистической революции и партии, прошел с того дня, когда я был исключен из ВКП (б), арестован и выслан на Дальний Север. Однако я полон энергии, чтобы сделать решительные шаги к возвращению в Коммунистическую партию. Опора моей энергии и уверенности – принципиальное отношение к правильной линии партии, к ошибкам и уклонам от нее. Не бывает действия без основы, и действие восстает из причины, повторяя ее. Поэтому в немногих штрихах я изображу мою работу в партии в последние годы.

5 лет тому назад, в марте-апреле 1929 г., состоя членом Госплана СССР, я разработал перспективный и генеральный план социалистического строительства, который предложил на рассмотрение президиума Госплана через тт. Кржижановского и Квиринга. План в общем и в многочисленных деталях содержал конкретное учение о построении социализма в государстве, изолированном капиталистическим мировым окружением. Восстановление народного хозяйства, реконструкция, накопление технических средств и переход к социалистическому строительству, наконец, социалистическое строительство по плану – таковы основные этапы борьбы за социализм.

Постепенное и быстрое развертывание в колоссальных масштабах производства в индустрии и в сельском хозяйстве были провозглашены мною в этой научной работе как законный, неизбежный и неустранимо возможный процесс в массовом коллективном творчестве экономики социалистического общества. Быстрые темпы строительства – лишь часть всего грандиозного объема содержания экономических и политических идей плана, но стратегически необходимая для коммунистической партии и III Интернационала.

Я не имею возможности в этом заявлении дать весь очерк обширных задач моего плана, сделавшегося достоянием ВКП (б). Коллективный успех в трудном практическом разрешении перспективных целей плана открывал и облегчал более широкий путь в мировой борьбе пролетариата за социализм, делая более явным его прогресс. В распространении масштаба строительства и в твердой консолидации его социально-экономического претворения неслыханно усиливается мощь пролетарской диктатуры в России, и значение плана поднимается из пределов

с. 69

 

национально-государственных до роли решающего фактора в интернациональной коммунистической борьбе.

Два крупных отдела, на которые распадается план, составляют его целое:

создание индустриальной основы для рабочей диктатуры и кооперирование крестьянских хозяйств,

полная социалистическая организация народного хозяйства, полное обобществление орудий и средств производства, полное торжество социалистического планирования.

Две фазы, два периода организации социалистического общества. Перспективный и генеральный планы. Из золотого фонда социалистических идей плана, выработанного мною, наиболее доступными и популярными в массовой пропаганде, агитации, в практическом строительстве сделались:

1) коллективизация сельского хозяйства в 5 лет;

2) создание технических кадров для социалистической индустрии и сельского хозяйства;

3) большой масштаб предприятий;

4) быстрые темпы строительства и развертывание работы предприятий.

3 мая 1929 г. я предложил разработанный мною план на обсуждение в президиум Госплана СССР. Но, увы, он был встречен изумляющим равнодушием, пренебрежительно, холодно-иронически. Президиум Госплана СССР проводил в эти дни другой план, в разработке которого были участниками деятели Промпартии [...]. В плане, внесенном президиумом Госплана СССР и ВСНХ СССР, который разрабатывали Осадчий, Калинников, Рамзин и все «герои» процесса Промпартии в 1930 г., были такие перлы:

1) в электростроительстве несколько маломощных турбин в пятилетку,

2) «гиганты» заводы в металлургии на несколько сот тысяч каждый, наибольший Магнитогорский на 600 т[ысяч] тонн чугуна,

3) крохотная реконструкция,

4) машиностроительные предприятия меньше нынешних вспомогательных, временных цехов,

5) 15% коллективизации сельского хозяйства в 5 лет и т.п.

Куйбышев, Кржижановский, Струмилин первыми прославили этот план и получили одобрение в ЦК. Мой план высоких темпов строительства социализма не удостоился ни единого сочувственного отзвука. Политбюро ЦК сняло меня с работы в Госплане СССР, и Кржижановский объявил мне, что я больше в Госплане СССР не служу (!!). Деятели Промпартии одержали блестящую победу – они все остались служить в ВСНХ и Госплане СССР. Почему я тогда не был арестован? Почему мой план не был объявлен провокацией? Почему меня тогда не исключили из партии? Почему произошла отсрочка в этом политически «целесообразном» факте до 15 марта 1933 года?

с. 70

 

Председательствующий партколлегии ЦКК Ярославский при допросе меня употребил по отношению ко мне выражения – провокация, авантюризм, а когда я потребовал, чтобы он эти слова приберег при себе, так как я старый партиец и автор плана высоких темпов строительства социалистической индустрии и коллективизации сельского хозяйства в 5 лет, он мне ответил: «Кто бы вы ни были». Такова гарантия «истинной партийности».

Я думаю, эти ругательства, чтобы выразить их мне, он изготовил еще в то время, когда я боролся за план высоких темпов строительства социализма, т.е. в 1929 г. За эту «проницательность» он вознагражден в избытке аплодисментами неосведомленных партийцев. Формальным поводом снятия меня из Госплана было принято будто бы мое нездоровье. Но как, какими путями, какими таинственными процессами мысли, с помощью каких организационных принципов, какими партийными прецедентами эта неопределенная аргументация Политбюро ЦК превратилась в обвинение Особой коллегии ОГПУ меня в контрреволюционной деятельности, направленной к дезорганизации Советской власти? Я не сомневаюсь, что эта судебная формулировка Менжинского и Ягоды против меня возникла, как и у Ярославского, в тот период весны, лета, осени 1929 г., когда я боролся за высокие темпы строительства социализма. Когда в 1929 г. я в труднейших условиях сражался в Госплане СССР против плана, разработанного Осадчим, Калинниковым и Рамзиным, я не знал, что нити противоположного лагеря держат в руках Рябушинский и Пуанкаре. Через год это сделалось известным всему миру. Длинный год! Много короче период, понадобившийся на то, чтобы скрытая подозрительность к моему плану социалистического строительства, несмотря на блестящие практические успехи всех его главных пунктов, превратилась в обвинение меня в провокации и авантюризме (допрос в партколлегии ЦКК) и в контрреволюционной антисоветской деятельности.

О чем я пишу?! Кто так смел говорить?! Не бред ли – исключение меня из партии, арест, высылка на Север?! Нет, это факт. Нет, это сама истина. Причина в том, что мое авторство и борьба за высокие темпы строительства [социализма] скрыты от партии. Идеи моего плана социалистического строительства победоносно шествуют по краснеющей в зареве революции планете. А я за упорный научный труд, который чудесно раскрыл путь к социалистическим богатствам в нашей стране, предан изгнанию. Пуанкаре и Рябушинский мечтали о полной победе. Моя борьба разоблачила экономический фундамент их заговорщической конспирации. Пуанкаре и Рябушинский в борьбе с социалистической революцией и стратегическим планом ее победы должны потерпеть поражение. Я борюсь за возвращение меня в Ком[мунистическую] партию, это одна из вернейших гарантий против конспирации буржуазии.

Итак, истина моего изгнания из партии разоблачается апофеозом революции. Когда я в 1929 г. боролся в Госплане СССР против влияния Осадчего, Калинникова, Рамзина, еrgо [следовательно. - Лат.] и Рябушинского и Пуанкаре, ОГПУ организовало секретное наблюдение за мной. Браво! Это дает высокий полет мыслям и чувствам. Это выражено

с. 71

 

в допросе Ярославского и в приговоре Особой коллегии ОГПУ. Осенью 1929 г., после того как Кржижановский уволил меня из служащих Госплана СССР, оставив Осадчего, Калинникова и Рамзина, я написал письмо-комментарий к моему плану социалистического строительства высокими темпами и разослал экземпляры плана с приложением письма-комментария членам Политбюро ЦК и тогда же, неделей-другой позже, я официально внес план и политико-экономический комментарий к нему в Политбюро ЦК. Нижеследующим лицам я передал лично, или переслал через аппарат Секретариата ЦК и Совнаркома СССР план и комментарий:

1) М.И. Ульяновой – с просьбой дать ознакомиться с моей работой Н.К. Крупской и А.И. Елизаровой (послан только план, без письма);

2) члену Политбюро Молотову;

3) Куйбышеву;

4) председателю Совнаркома СССР Рыкову;

5) председ. ЦИК СССР Калинину;

6) наркомвоенмору Ворошилову;

7) председ. Совнаркома Украинской ССР Чубарю;

8) Рудзутаку;

9) секретарю Ленинградского комитета ВКП (б) Кирову;

10) секрет. Московского комитета ВКП (б) Бауману;

11) Бухарину;

12) всем членам президиума Госплана СССР (без письма-комментария);

13) члену Политбюро ЦК Томскому;

14) зам. пред[седателя] Совнаркома Рыскулову;

15) Осинскому В.В.

16) Кубяку;

17) Авдееву.

Я защищал и отстаивал свой план быстрых темпов социалист[ического] строительства на заседании ячейки Госплана СССР и информировал о нем Общество старых большевиков на одном из собраний его. Осенью 1929 г., когда я был в доме отдыха в Гаграх, туда прибыл член Политбюро ЦК Молотов, и я лично беседовал с ним о моем плане социалистического строительства, особенно отстаивая необходимость высоких темпов развития металлургии и машиностроения.

В комментарии к плану я изложил экономическую политику плана, стратегию и тактику его конкретного воплощения в жизнь. Значительную часть содержания комментария к плану я уделил задачам обороны страны. В этом комментарии я подверг беспощадной критике оппортунистический троцкизм, в частности, Троцкого, Каменева, Зиновьева, Крестинского. Я предложил исключить этих лиц из ВКП (б) и выслать за границу. Троцкий был уже к тому времени выслан, но предложение высылки Троцкого за границу также принадлежало мне. Более чем за полгода до его высылки я написал письмо секретарю ЦК т. Ст. Косиору, в котором я рекомендовал выслать Троцкого, Каменева, Зиновьева, Крестинского за

с. 72

 

границу. О последних трех мне пришлось повторить [предложение] осенью 1929 г. в комментарии к моему плану социалистического строительства.

«Ваше отношение к Троцкому?» – предложил мне вопрос на допросе в партколлегии ЦКК Ем. Ярославский.

Если бы после майских событий 1918 г., когда Троцкий своими дезорганизаторскими распоряжениями спровоцировал столкновение с чехословаками и содействовал поражению советских войск, прозвучал голос – «повесить Троцкого», я отстоял бы это предложение перед ЦК и всей партией. Ваше мнение, Ярославский Ем., по поводу этого замечания?

Троцкий в продолжение многих лет паразитировал около ленинской политики, ни за нее, ни совершенно против нее. Ликвидаторы. Ни рыба, ни мясо! Ваше мнение, Ярославский Ем., об этой межеумочной позиции Троцкого?

Троцкий прилип к ленинской партии большевиков в эпоху ее быстрого подъема в 1917 г., чтобы сделать карьеру. Троцкий – беспринципный карьерист. Ваше мнение, Ярославский Ем.?

Троцкий – неуч в экономике, бездарный политик, фразер, бессодержательный болтун. Ваше мнение, Ярославский Ем.?

Троцкий – обывательская мелочь в философской, экономической и политической мысли, он не оригинален. Болтовню о перманентной революции он стащил у Парвуса, а этот плагиировал из учения Фр. Энгельса, извратив его; Троцкий переврал Парвуса и дважды переврал Фр. Энгельса. Ваше мнение, Ярославский Ем.?

Троцкий распространил практические проектировки в промышленных отраслях, давно написанные и очень скромные (менее старого плана под ред. Струмилина), талантливого т. Пятакова и сделал себе рекламу, что он «сверхиндустриализатор». Ваше мнение, Ярославский Ем.? Впрочем, в этом пункте мнение Ярославского Ем., что Троцкий – ультралевый в промышленной политике, совпадает с мнением Ярославского Ем. № 2 – Гр[игория] Зиновьева.

Троцкист Зиновьев ловчее, хитрее, опытнее Ярославского Ем. Я не помню, каким по счету было письмо Зиновьева с «раскаянием», будто бы предпоследнее, в период 16 партсъезда. Зиновьев, «присоединяясь» (на время!) к партийной линии, характеризовал Троцкого как левейшего сверхиндустриализатора. Зиновьев в этом «раскаянии» сознательно прибавлял политический капитал Троцкому! Он де, Зиновьев, возвращается из «ультралевой» группировки Троцкого, от величайших темпов строительства социализма по Троцкому к мудрым, умеренным темпам, принятым 16 съездом! Ваше мнение о троцкисте Зиновьеве, Ярославский Ем.?

В промышленной политике троцкизм [есть] правый оппортунизм. Когда Ярославский Ем. предложил мне на допросе в партколлегии ЦКК вопрос: «Ваше отношение к Троцкому?», – [то] о чьем политическом капитале он проявил заботу? Он хлопотал о приросте «политического

с. 73

 

капитала» Троцкого, Каменева, Зиновьева, Крестинского. Против партии и за мой счет. Мой план в основном проводится ВКП (б). Этот ряд – Троцкий, Каменев, Зиновьев, Крестинский – я дополню Ярославским Ем. Одно из двух: либо троцкизм есть признание невозможности и отказ от строительства социализма в единственной стране победившей пролетарской диктатуры, – тогда Троцкий – правый оппортунист и контрреволюционер, либо троцкизм – сверхлевая провокация, секрет которой известен Зиновьеву, Ярославскому и никому более.

Официальная ленинская линия партии сформулирована в первом из этих пунктов: троцкизм есть пораженчество в революции. В письме-комментарии к моему плану социалистического строительства я жестоко критиковал правую, оппортунистическую, пораженческую политику Троцкого, Каменева, Зиновьева, Крестинского. Поэтому я в том письме убеждал в необходимости высоких темпов строительства социализма, небывалой силы форсированное развитие индустрии для целей обороны СССР.

Много трудовых, рабочих усилий, творческой мысли, энергии, крови, нервов [...] потратил я, чтобы разработать и осуществить в главной основе план высоких темпов социалистического строительства. Посев требует еще большего знания и искусства, чем жатва. Урожай созрел. Но вот буря международной буржуазной реакции несется, чтобы уничтожить его. Зимой 1933 г. – победа фашистской реакции в Германии. Опасность кровавого разгрома Германской компартии. 3 февраля 1933 г. я посылаю письмо в Политбюро ЦК через т. Могильного т. Молотову, в котором я предлагаю оказать прямую помощь польскому и германскому рабочему классу против фашистской реакции. Содержание, как и само предложение письма, недискуссионны. Месяц истекает – решения по этому делу нет. Внешние политические признаки решения также не появляются. То же предложение я вношу в первых числах марта в президиум ИККИ. Затем следуют допрос в партколлегии ЦКК, арест, заключение в тюрьму, высылка на Север. Почему? Потому что я был скомпрометирован борьбой, которую я вел за высокие темпы строительства социализма. В этом мне нечего оправдывать себя. Кто допрашивал меня в парткомиссии ЦКК и кто арестовывал и судил меня, знали хорошо, что я автор плана, который приносит теперь партии пышный ряд побед. Я в ссылке вследствие того, что ответственные руководители Политбюро ЦК желают быть белее снега, не сознаваясь в ошибке принятия плана весной 1929 г., который смастерили Осадчий, Калинников, Рамзин и К°.

«Почему вы не послали ваше письмо от 3 февр[аля] в Политбюро Сталину?» – допрашивал меня Ярославский Ем. Потому, что Сталин не признал своей ошибки весны 1929 г., когда его обвели вокруг пальца Осадчий, Калинников и Рамзин. Ярославский также не признает этой ошибки, как и процесса Промпартии в 1930 г. и [справедливости] судей Вышинского, Антонова-Саратовского, Крыленко, которые разоблачили на

с. 74

 

этом процессе, как саботажнически «разрабатывался» в 1929 г. перспективный план в ВСНХ и в Госплане СССР. Я не доверяю компетентности Сталина и поэтому отстаиваю большую коллективность в работе ЦК ВКП(б) и его ответственных комиссий.

Чтобы дать дорогу моему плану высоких темпов строительства социализма и вооружения СССР, я должен был не только бороться против контрреволюционной Промпартии, но и критиковать ошибку Политической комиссии ЦК ВКП(б). Вследствие этого за мной был предпринят надзор. До моего ареста оставался один шаг. Из этого логически следует: не борись против контрреволюции, когда ей удается своими провокациями обмануть влиятельных лиц в партийном аппарате или усыпить их бдительность. Я предпочел борьбу против контрреволюции – и успешно!

Как понять вопрос Ярославского Ем. о моем отношении к Троцкому при исследовании дела о моем письме от 3 февр[аля] 1933 г.? Думает ли Ярославский, что Троцкий способен предложить лозунг прямой помощи рабочей революции против фашизма? Нет, и тысячу раз нет!!! Троцкий – ренегат в обозе буржуазии и, не беспокойтесь, оттуда не раздастся его голос с призывом разгромить буржуазию. Троцкий сотрудничает в газетах буржуазии, издает и продает на буржуазном рынке свои книги. Сметливый осел Троцкий не лягнет своего хозяина – буржуазию!

Мое письмо от 3 февр[аля] 1933 г. партийно в том значении, что стратегия и тактика, выдвинутые мною, приняты в коммунизме и при известных условиях закономерны. Политбюро могло не одобрять моего предложения. В этом случае мне нужно было сообщить его решение, и партийная дисциплина сделала бы неприемлемым для меня распространение индивидуальной, при этом условии, точки зрения. Такова действительная форма партийности. Но Ярославский Ем. был заинтересован Троцким. Он спросил меня еще, почему я не послал своего письма от 3 февр[аля] Кагановичу? С видимым неудовольствием и с подчеркиванием, что мною письмо адресовано нескольким членам Политбюро ЦК. Я посылал письмо в Политбюро ЦК через более ответственного члена Политбюро т.Молотова. Ярославский был обижен за Кагановича. Поистине я рассеян!

Не менее 5 лет я изучал труды Гегеля, в последние годы изучал классическую политическую экономию: Адама Смита, Родбертуса, Рошера, Милля, Тюнена, Менгера, Кейнса, Сисмонди и др[угих] авторов, чтобы быть полезным в практическом строительстве социализма в СССР, чтобы углубить и расширить свою работу по социалистическому планированию, чтобы дать теоретическую работу о социалистической экономике. Но меня упрекают в том, что я забыл о чьих-то самолюбиях...

Он [Ярославский] спрашивал также о том, почему я не отправил письмо от 3 февр[аля] в числе других и Сталину. Теперь и с официальной, высокой точки зрения очевидно, что мое письмо не может быть украдено для увеличения политического капитала Троцкого.

с.75

 

Впрочем, о Кагановиче я выйду из рассеянности, чтобы упомянуть один случай. В 1924 г. Каганович на Московской партийной конференции, с ведома Каменева, бывшего председателем Московского Совета, предложил мне войти во вновь избираемую Московскую контрольную комиссию. Я отказался вследствие скрытого участия в этом предложении Каменева. Мое отношение к Каменеву характеризуется теми же чертами, что и к Троцкому, как они разъяснены выше Ярославскому Ем. Каменев, Зиновьев, Крестинский, понятно, ближе Сталину, чем я – автор коллективизации сельск[ого] хозяйства в 5 лет и автор быстрой социалистической индустриализации СССР. [В сноске: Каменев, Зиновьев, Крестинский (и Троцкий?!) фантазируют использовать племенное родство со Сталиным (грузином-яфетидом). Пусть Троцкий и Каменев не заблуждаются, что я поскользнулся в грязной луже их провокации на антисемитизме! Я – честный борец.]

Каменев и Зиновьев приняты недавно в партию в связи с исключением меня из партии. Близятся ли дни возвращения в партию Троцкого с согласия Сталина? При отсутствии меня в ВКП (б) Сталину это сделать способнее! Я настаиваю на том, чтобы я был возвращен в партию, а Каменев, Зиновьев и Крестинский были исключены из нее, а Троцкий не возвращен.

12 декабря 1933 г. через Чердынское отделение ОГПУ я послал на имя Менжинского заявление, в котором сказал, что я отказываюсь от политических предложений моего письма от 3 февр[аля] 1933 г. в Политбюро ЦК и сохраняю в нем лишь технические предложения о вооружении СССР в виду изменившихся политических международных условий [...]. Несколько [дней] спустя я послал телеграмму во вновь избранную Комиссию партийного контроля с коротким изложением заявления в ОГПУ СССР. Ответа нет.

Моя борьба против контрреволюционной Промпартии и ранее участие в Гражданской войне, моя борьба против уклонов и ошибок в самой ВКП (б), практическое проведение в основном моего плана социалистического строительства высокими темпами и коллективизации сельского хозяйства в 5 лет, интернациональное влияние социалистического строительства в СССР сделались достоянием ВКП(б), укрепили ее организацию, воспитали в огромных масштабах социалистической стройки новые и по-новому партийные кадры, подняли на высшую ступень коммунистическую дисциплину, приблизили до реальной видимости очертания социалистического общества.

Я отстаиваю свое право быть в рядах ВКП (б), чтобы сделать их дальнейшей работой непроницаемыми для оппортунизма. Прошу Комиссию

с. 76

 

партийного контроля при ЦК ВКП(б) принять решение о возвращении меня в ряды ВКП(б).

27 апреля 1934 г. В. Ададуров (Кураев).

РS. 28 апреля я был на врачебной трудовой экспертной комиссии, по совету здешнего отделения ОГПУ. Комиссия признала у меня малокровие из-за плохого питания, неврастению и определила важность амбулаторного лечения. Не удивительно: из года ссылки 8 месяцев я был безработным. Партколлегии, состав которой не изменился после 17-го партсъезда, и Особой коллегии ОГПУ из доступных материалов моего личного дела (партформуляр – в Секретариате ЦК) известно, что в 1923 г. в течение нескольких мес[яцев] у меня была нервная болезнь. Арест меня, заключение в тюрьме в худших условиях, высылка на Север в голодающий район, определение на долгую безработицу и при фашистском режиме было бы мировым делом [по степени его скандальности].

Товарищи в Чердынском отделении] ОГПУ – начальник Афанасьев и зам. начальника Дурандин и в райкоме ВКП(б) – секретарь Бушманов и его заместитель Ремизов помогают мне, [но] все же угроза болезни для меня в здешних условиях неустранима.

Так как письмо я адресую в Комиссию партийного контр[оля] заместит[елю] председателя т. Ежову, я написал ему краткое письмо:

«Уважаемый т. Ежов, прошу Вас со вниманием прочесть мое письмо в Комиссию партийного контроля и ускорить решение по моему делу.

29-IХ-34 г. В. Ададуров (Кураев)».

Товарищ Ежов – старый партиец, рабочий Путиловского завода в Петрограде. Я с ним познакомился в 1915 г., когда был секретарем Путиловской больничной кассы по страхованию.

Уполномоченным Комиссии парт. контроля на Урале назначен т. Догадов. Его я знаю с 1920 г. Я работал в Казани председателем республ[иканского] продовольственного совещания, а он был председателем совета проф. союзов. Тов. Догадин – старый партиец, рабочий. Он был учеником парт. школы на Капри до революции 1917 г. Я часто с ним встречался в Москве, где он работал секретарем ВЦСПС. В последнее время он работал в Баку. [...].

 

29 апреля. Сегодня день рождения Гени. Праздник в семье. Гене дарят игрушки. Мама, бабушка, Поля и Маня особенно добры. Папа ходит довольный и не может скрыть своей улыбки. На столе бабушкин большой пирог, и не один, с разным содержимым: с мясом, с рисом и яйцами, с рыбой, и не припомнишь всю бабушкину фантазию. Сладкие пирожки! Папа покупает шампанского. Приходят Генины друзья и взрослые гости. Конфеты, варенье, сладкое печенье. Ура! Геня – пай-мальчик. Хорошо одет и причесан. С утра работал зубной щеткой. Поля и Маня

с. 77

 

ласкают Гену. Папа с Геней играют в игрушки и борются. Пеня танцует sоlо и, вылитый папа, он в это время похож на маму. В его манерах – прелесть и аромат маминого характера. Мы все ему аплодируем. Папа рассказывает сказки, которые тут же и выдумывает.

«Папа, пойдем гулять!» На бульваре против дома есть лавочка с игрушками. «Купи мне и то, и другое, и третье!» Одни удовольствия! С игрушками – домой, и через час они получают свой «естественный» вид - сломались. Рожок еще дудит. Лакомка без счету кушает конфеты. Никто не усмотрел за этим. 8 лет! Он уже удерживает воспоминания на всю жизнь. Добрый памятный день.

 

30 апреля. Передал т. Афанасьеву, нач. отделения ОГПУ, заявление с приложением медицинского заключения о состоянии моего здоровья, выданного врачебной трудовой экспертной комиссии в составе докторов Симакова и Селиверстовой и секретаря Попова. Тов. Афанасьев обещал мне переслать заявление в Свердловск полномочному представителю ОГПУ Урала т. Решетову.

Из письма А.И. Степановой узнал, что умер мой кузен Михаил Владим[ирович] Кузьмин. Зимой у него умерла дочь Леля, а теперь скончался он сам. Т[етя] Груша, его мать, осталась с двумя малолетними внуками. Трудное положение. Послал письмо ей с сочувствием ее горю. Я любил Мишу, друга моего детства. Умный характер был у Миши. Он был дружен с моим двоюродным братом Алексеем Кузьмичем Похановым, умершим 5 лет тому назад.

Получил письмо от Андр[ея] Алексеевича Киташева. Моn аmi! [мой друг - франц.] Киташев зарифмовал свое письмо, чтобы поднять мой дух. Он сам потерял этой зимой, как он пишет, одно легкое. На Кавказе лечился. Теперь он в командировке в Ишиме.

Послал письмо Ф[ине] Вас[ильевне]. Она справлялась о результатах моего заявления. Обещали дать ответ. Андрей Алексеевич Киташев говорил также с заведующим приемной Калинина М.И. т. Котомкиным. Мое письмо получено. Также обещан ответ.

Послал письмо А.И. Степановой. Вчера получил хлебный паек за май - 8 килогр. муки – при содействии т. Афанасьева. Он же выдал мне 25 р[ублей]. По записке т. Дурандина и зам. заведующего городского потребительского общества Пинегина получил печеного хлеба.

 

7 мая. Из Пензы пришло сразу два письма, и оба от М.Е. Кронтовской. Она дает мне советы, как мне скорее освободиться и вести дело. Сообщает о смерти Миши. Т[етя] Груша в заботах о судьбе детей. Она хлопочет о пенсии. Миша работал на трубочном заводе и получал 170 р[ублей]. Возможно, пишет М.Е., дадут 70 р[ублей] пенсии.

с. 78

 

Много гуляю. Потеплело, река разлилась, остаток льда с верховья идет мелкими глыбами. Был уже пароход «Самара» из Соликамска. Жду ответа из Москвы на мое письмо в Комиссию парт. контр[оля].

Закончил чтение полного собрания сочинений В.Г. Белинского. Герцен, Чернышевский, Михайловский, Писарев, Добролюбов и Белинский – XIX век русской публицистики и критики. Он весь у меня в сознании, так что мне не нужно даже трудиться вспоминать. Белинский в форме, слоге, образах речи, стиле, языке – несравненный классик. Гениальная зрелость мысли. Гегельянец, превосходный диалектик, изумительное чувство меры и такта. Он преодолевает идеализм Гегеля, или, исходя из идеалистических формулировок, методологически исследует предмет объективной материалистической диалектикой, так у него гениально поднимается мысль до главных тезисов исторического материализма. Плеханов в своих статьях о В.Г. Белинском лишь поверхностно затронул эту [...] тему.

[...] Мое мнение, которое можно подтвердить тщательным исследованием работ Белинского, что в основном идеи исторического материализма [...] даны Белинским с не меньшим блеском, чем его эстетические суждения. Белинский в науке о литературе и эстетике – одна из самых блистающих вершин.

 

8 мая. Получил письмо от Шуры Кузьмина. Он в Пензе, был вызван туда телеграммой по поводу кончины Миши. Шура решил переехать с семьей в Пензу и жить вместе с тетей Грушей.

Отправил письмо Фине Васильевне, в котором сообщаю ей о моем письме в Комисс[ию] парт. контроля.

Вчера беседовал с т. Афанасьевым, нач. отделения ОГПУ, об устройстве на работу. От него пошел конкретно поговорить об этом с зам. секретаря райкома т. Топочкановым.

Не читается! Пойду гулять по излюбленной дороге на закат солнца, по холмам и перелескам. Там птицы, воздух, солнце. Прежде – в библиотеку почитать газеты.

 

12 мая. Поступил на работу в учреждение «Учебный комбинат» бухгалтером. Директор комбината т. Черепанов. До 1 июня должен принять дела от бухгалтера т. Коломейцева.

 

18 мая. В Москве организована французская неделя культурного сближения. Из Франции приехали ученые [перечисляет]. В газетах публикуются отчеты об их докладах. [...] Шмидт, вождь челюскинцев, с Ушаковым прибыли в Вашингтон [...].

Был на днях в гостях у бухгалтера Коломейцева Дм[итрия] Гр[игорьевича]. Он и его супруга Татьяна Алексеевна – весьма симпатичные люди. Он бывший гвардейский офицер, она родом из купеческой среды, дочь директора Торгового банка в Москве. У них уже взрослые дети и внуки. Дм[итрий] Гр[игорьевич] при втором моем посещении пригласил своего товарища, зав[едующего] страхкассой в Чердыни, и они

с. 79

 

дуэтом играли на скрипках, рrima – Дмитрий Григорьевич. Особенно хорошо получались у них sonatin и вальс «Венеция». За обедом у них пил кофе.

 

22 мая. Чтобы упрочить тройственное согласие, Италия-Австрия-Венгрия разработали некоторые экономические взаимные предложения, нормативно определяющие их контр-уступки в квотах импорта и экспорта. Благоприятные тарифы дадут более просторную базу для заинтересованных государств в защите их внешних и внутренних устремлений и задач в Лиге наций [...].

 

24 мая. Барту, возвратившийся из поездки в Польшу и Чехословакию, сообщил свои наблюдения и мнения корреспондентам газет. Он находит, что союзные отношения с Польшей восстановлены, что сближение между Польшей и Германией не дезорганизует традиционных связей между Францией и Польшей [Автор дневника излагает другие международные новости, вычитанные из газет]. В деле Тельмана перемен еще нет. Борьба за его освобождение продолжается. Фашисты не допускают к нему иностранных делегаций рабочих. Тельман должен быть вырван из рук палачей. [...].

 

13 июня. Контрреволюция в Германии, после того как первое опьянение успехами элементарного управления военными приемами прошло, чувствует теперь слабость основы своей в низах населения и получает заметные удары дезорганизации. Экономическое состояние Германии дошло до крайних пределов неуравновешенности. Иллюстрацией может быть обеспеченность валюты золотым покрытием. Лишь 3% валюты гарантировано золотым запасом. Крах марки очевиден. Одновременно с этим происходит процесс полевения масс. Рабочий класс поднимает голову и в труднейших условиях политической борьбы выражает протест против бессмысленной диктатуры фашизма. [Кураев продолжает перечень ложной информации советской прессы об «усилении» борьбы рабо­чего класса Германии против фашизма, о руководителе германских коммунистов Э. Тельмане: «Тельман в опасности! Мировой рабочий класс должен защитить своего вождя»].

 

14 июня. Профессор Отто Юльевич Шмидт, вождь челюскинцев, вместе с Ушаковым [после поездки в США] прибыли в Москву. По дороге в Россию Шмидту была устроена торжественная встреча во Франции. [О встрече Шмидта в Москве. О письме норвежского писателя Кнута Гамсуна А. М. Коллонтай с выражением восхищения подвигом челюскинцев и советских летчиков, освободивших их из ледового плена]. Тов. Александра Михайловна Коллонтай знакома мне по работе в 1917 г. в Ленинграде. Замечательный человек! Большой душевной ясности и героиня. Большевичка! Я помню ее в Октябрьские дни в Ленинграде. После Октябрьских дней, когда я приехал из Ленинграда в Пензу и пензенская организация большевиков проводила выборы в Учредительное собрание,

с. 80

 

коммунистический список [кандидатов в члены Учредительного собрания] возглавлялся ею. [...].

 

15 июня. Выдающуюся историческую роль в образовании российской государственности имело расселение славян на обширной территории России. Культурное освоение огромных пространств Вост. Европы, Сибири и Средней Азии поднимало экономическую силу народного хозяйства и создавало неисчерпаемые резервы для развития государственной политики. Проф. Ключевский В.О., гениальный историк, политик и экономист, в своем труде по истории России выдвигает фактор переселения русских народных масс как основной исторический процесс, в котором главным образом организовался верховный авторитет русского народа и его государственной организации.

Центральная власть поощряла, содействовала, использовала и организовывала этот мощный поток народной энергии, людских масс, материальных средств, технических навыков, народных обычаев, культуры, воли и способности к борьбе, стихийно народными низами вырабатывавшихся планов заселения девственных степей, лесов и гор. В последнее десятилетия, до международной империалистической войны, переселение в Зап[адную] и Вост[очную] Сибирь и в Среднюю Азию приняло большие размеры, и правительственная переселенческая организация в министерстве земледелия и земства с трудом справлялись с круговым годичным потоком переселенцев.

 

16 июня. Напишу сегодня о своих личных делах. Получил письмо от Фины Васильевны. Она писала мне, что бабушка с Геней 30 мая отправляются к Александре Ивановне Степановой, где и проведут весь июнь. Это хорошо для них обоих. Жизнь в лесу (муж Ал. Ив. – лесничий) поправит здоровье Гени и бабушка отдохнет от московской суеты. В июле Ф[ина] В[асильевна] получит отпуск, она думает провести его в деревне у подруги, к которой поедет вместе с Геней. В письме мамы Геня делает добавление. Шлет папе привет и нарисовал картинки. Ф.В. пишет, что моего пайка уже им не дают. Ф.В. справилась о моем письме в Комиссию партийного контроля. Но оно там не было получено.

Получил письмо от Васи Сергеева, который, как всегда, шлет мне пламенный привет и лучшие пожелания. Он и его супруга Наташа здоровы. Вася сдаст теперь зачеты для перехода на 3 курс рабфака при машиностроительном институте. В семье Сергеевых благополучно. Матр. Ант., Егор, Ваня, Поля и Дуня шлют мне привет.

Моя жизнь в г. Чердыне сделалась организованнее. Я работаю бухгалтером в Учебном комбинате, приняв дела 5 июня от прежнего бухгалтера Дм[итрия] Гр[игорьевича] Коломoйцева. Дм. Гр. с супругой Татьяной Алекс[еевной] уехали из Чердыни в Москву. До их отъезда я был у них не один раз. Премилые люди. Дм. Гр. в деталях ввел меня в работу по бухгалтерии и, хотя я уже знал основные принципы бухгалтерии по своей работе в Черд[ынском] райпотребсоюзе в январе-феврале 1934 г., но практическая работа в продолжение месяца с 11 мая по 5 июня с

с. 81

 

Дм[итрием] Гр[игорьевичем] была мне полезна. 9 июня я провожал Дм. Гр. и Татьяну Алексеевну на пристани. Дм. Гр. оставил мне во временное пользование шесть книг на франц[узском] яз[ыке], в том числе «Декамерон» Боккачио и рассказы Ги де Мопассана. Читаю их с удовольствием.

В Учебный комбинат мне порекомендовал обратиться зам. начальника ОГПУ т. Дурандин, что и помогло мне устроиться на работу. Директор комбината – Черепанов А. А. В бухгалтерии со мной работают Зарницына Е.П. (жена ссыльного) – прекрасный работник и Козлова Л. С. Кассир – Яворская Е.С., зав. учебной частью – Леонтьев Б.И. Операции по матер[иальному] складу ведет Мельников Н.И.

Я был в одном из детских домов уч[ебного] комбината под №1. Это лучший дом по организации дела. Заведует им т. Коняева, ей помогает воспитательница Попова. Коняева работает уже много лет, порядок в доме у нее хороший. На днях получил в бухгалтерии открытое письмо с сообщением суммы годового расхода на каждого воспитанника. В месяц приходится 33 р[убля] на воспитанника. Неразумная экономия! Питание детей требует хорошей добавки. При учебном комбинате имеются свои мастерские. Швейной мастерской заведует 3.Н. Броневицкая - знакомая Коломойцевых. Она играет на рояле. Слес[арной] маст[ерской] заведует Кузнецов В. А., столярной – Попов, обувной – Федосеев. Председ[атель] местного комитета служащих - т. Мохова, заведующая пекарней.

с. 82

 

ТЕТРАДЬ СЕДЬМАЯ

 

11 июля 1934 г. Фина Васильевна в письме сообщила мне, что Гена с бабушкой отправились к Александре Ивановне Степановой. Мне было приятно это известие. Так как я надеюсь, что они отдохнут на лоне природы. Ревякино – так называется железнодорожная станция, вблизи которой живет Ал. Ив., расположена в лесистой местности. Муж Александры Ив[ановны] служит лесничим. Шура уехала на юг, а бабушка с Геной домовничают, как пишет Фина Васильевна.

Дмитрий Григорьевич Коломойцев из Москвы пишет мне, что он и Татьяна Алексеевна хорошо доехали. Дм[итрий] Григорьевич передал в Комиссию парт. контроля мое заявление, копию того, что я отправил в конце апреля. Сам Дм. Гр. собирается поехать на юг России, чтобы устроиться на работу. Он спрашивает меня, как идут дела в учебном комбинате.

Я уже вполне постиг свою новую профессию. Много технической работы. Принципы бухгалтерии, выработанные средневековым монахом итальянцем Пачиала, хорошо знакомы мне. Когда будет возможность, дополню свои познания теоретическим изучением русских, немецких, итальянских авторов.

 

30 ноября 1934 г. [Дневниковая запись представляет собой небрежно написанный черновик, наброски к статье, порой трудно уловить смысл фразы. Тем не менее, размышления ссыльного представляют интерес как неофициальная точка зрения определенных слоев старых членов партии, оказавшихся в опале. Местами приводятся лишь основные постулаты статьи. Некоторые мысли Кураев, судя по всему, излагает эзоповым языком, осторожно сравнивая строящийся в стране социализм с фашистской диктатурой в Италии и Германии]. ...Коммунизм разрушает разлагающийся, идущий к катастрофе капитализм. На [основе] теории механического равновесия, прилагаемой к социально-экономическим категориям, превосходно базируется независимое quasi-исследование революции an sich (в себе - нем.). Политически это чрезмерное внимание к замкнутой системе рабочей диктатуры ведет к преувеличениям успехов социалистического строительства, снижению критической активности, во-первых, и к преуменьшению империалистической военной угрозы, во-вторых. [...].

Формы пролетарской диктатуры не сваливаются с неба, они диалектически продолжают исторический прогресс, предшествующее звено которого выковано империализмом. [...] В Европе и в САСШ империализм создал культурные формы государственности, в которых до сих пор продолжает существовать и развиваться общественная цивилизация. Чем выше форма буржуазной культуры, тем выше тип пролетарской государственности, которая заменит ее на пути революционной борьбы. [...] Деятели, возглавляющие фашизм, побуждаемые давлением рвущихся к социализму трудящихся, [стремятся] создать экономическую основу,

с. 83

 

которая бы утвердила их политическую диктатуру, не нарушив капиталистических законов обращения. Комбинирование производства с фашистскими установками современного государства, хотя невозможно идентифицировать с плановым социалистическим хозяйством, все же фашистские хозяйственные новеллы кладут новый камень в империалистическую постройку государственного хозяйства, которые органически сливаются в продвижении его к полной реконструкции [...]. Стратегия коммунистической революции не может, конечно, принимать как абсолютные данные построение фашистской экономической политики, но она должна учесть их на близкую перспективу своих конъюнктурных проекций. [...].

Успешность действия социалистического закона по концентрации резервов и их использованию плановым порядком [не должна нас успокаивать]. Империалистические страны сделают все возможное, [чтобы] в мирном хозяйственном прогрессе осуществить новые уроки из строительства социализма. Рассмотрение противоположности социализма и капитализма исключает их изолированное изучение, их конкуренцию, [это не исключает] использование обеими сторонами результатов их хозяйственного сотрудничества.

[...] Мы обоснуем правильность социалистической идеи, извлекая из сотрудничества с капитализмом его деловую способность, [научимся] сочетать социализм и хозяйственную конкуренцию. [...].

Капиталистическое государство современного периода революции нельзя изучать под углом зрения лишь его контрреволюционности, как репрессивный аппарат, подавляющий трудящихся для поддержания шаткого империалистического государственно-правового режима.

[...] Примером борьбы капиталистического государства с влиянием русской коммунистической революции может быть Италия, вступившая ранее других государств на путь фашистской реконструкции государственно-правового порядка. Современные конституции буржуазных цивилизованных государств исходят из правовых учреждений, созданных в продолжение веков римской культурной истории.

Основные принципы государственного права: 1) организация форм и частно-правовых норм собственности; 2) классовые отношения, исторически происшедшие [...] из общественно-экономических связей и зависимостей экономической эксплуатации и различий институций собственности; 3) государственные, общественные и бытовые организации классового господства и управления во всех известных и бессменно продолжающих существовать в новейшей буржуазной истории унифицированных и переходных, совмещающих оправдавшие себя учреждения из нескольких типов конституций, – в формах монархии, республики, аристократического цезаризма, тирании императорской власти, поддержанной неорганизованными народными массами военной диктатуры; 4) общественная круговая порука правящих собственнических классов в защите своих интересов и выработанные ими приемы контроля и руководства массами, допущенными в преднамеченных пределах, отводящих неумирающую активность трудовых слоев, в широком преследовании

с. 84

 

государственно-национальных целей, – эти принципы в чеканных формах государственного права были отлиты римским гением.

Римское право в формулах права собственности и политико-государственных институтах постепенно приобрело доминирующую роль во всех государственно-национальных организмах по мере того, как они переходили от феодально-общинных и средневековых бюргерских учреждений к товарно-капиталистическому строю.

Точно также принципиальные изменения, привнесенные итальянским фашизмом в государственно-правовую организацию, имеют тенденцию распространиться везде, где капитализм стремиться найти централизованную систему государственного управления, которая давала бы ему силу и способность реорганизовать экономический строй на основе укрепленного права собственности и с показным участием буржуазно-собственнических масс и несознательных групп пролетариата. Фашизм называет ныне себя национальным социализмом. В этом наименовании мы должны распознать более политическую уловку фашизма, чем его в действительности признанную им платформу реконструкции правовых и экономических учреждений. Надо вполне твердо констатировать, что гвардия фашизма, во всяком случае, получает внезапные атаки везде, где он строит свою линию на излишнем доверии к массам люмпен-пролетариата и мелкособственническим слоям, хотя бы даже в его демагогических лозунгах социалистической реконструкции капитализма.

Подобно каждой новоприобретенной идее, пробивающей себе дорогу вперед среди других продолжающих бороться за свое существо, фашизм стремится подчинить себе территориальные, государственные, общественно-политические и социальные отношения, где его господство может укрепиться на благодарном грунте капиталистического владения. Фашизм – это собственнический инстинкт мелкобуржуазных слоев, разжигаемый сиятельными крупными помещиками, ленд-лордами и рыцарями капиталистических инвестиций и концессионных прав. Сильнейшим [...] орудием политики фашизма является националистический антагонизм как в пределах его собственной власти, так и в иностранной политике.

Империализм в фашизации общественного и государственного строя получил новую опору, ибо фашизм базируется на массовой милитаристической и националистической пропаганде во внутренней политике не менее активно, чем во внешних делах. Милитаризация приемов государственной организации и всего общественно-правового строя является особым методом фашистской диктатуры буржуазии и имеет перспективу в далеком будущем, поскольку фашизм идейно пропагандирует войну и пренебрегает бесплодным пацифизмом. Фашизм подразумевает гораздо большую готовность к войне и максимальную энергию империалистической политики.

Его сущность однако не исчерпывается объективной задачей, подавив трудящиеся массы военными атаками, свою концентрированную волю вынести на открытое поле интернациональных конфликтов. Империалистическая война не разрешает социального и экономического кризиса капитализма. Она может прикрыть его рядом катастрофических

с. 85

 

последствий, смягчить его в одном государстве за счет другого, модифицировать его форму, перевести на другие области и индустриальные ветви, создать новую возможность для социальной демагогии и неисчислимые предлоги для угнетения масс капитализмом, но не в состоянии ни на йоту отсрочить внутренний социальный конфликт, когда экономическая борьба может найти свое последнее решений в гражданской войне пролетариата с буржуазией.

Фашизированный империализм также в колониальных захватах, где он орудует на чужих интересах, маневрирует резервами внутренней классовой борьбы и в этом понимании он не отрывается ни на минуту от родной почвы и от опасностей, подстерегающих его со стороны рабочего класса.

Фашизм должен быть, во-первых, рассмотрен с точки зрения его связей сегодняшнего дня с государственной властью. Status nascendi [в состоянии зарождения, здесь: в момент рождения. - Лат.] фашизма, в котором бурно проявились неудовлетворенные цели мелкой буржуазии и требования люмпен-пролетариата, экономические нужны, лозунги социальных преобразований, обещания и мечты вождей фашистских масс [отодвинуть?] в ближайшем будущем бедствия, скрывал лишь в боевой политической формулировке государственную политику фашизма. Фашизм – это государственная политика par excellence [по преимуществу, в особенности. - Франц.]. Традиции высшего пункта римской государственности в его полной силе и процветании восприняты и продолжены фашизмом в условиях этой эпохи с более усложненной целью, на далекие перспективы и в масштабах, превосходящих все.

Каково отличие фашистской государственной перестройки от «государственного капитализма», появившегося в период империалистической войны как требование осуществить производственные и распределительные задания, когда резервные запасы государств были предельно сжаты военно-стратегическими схемами, [а] весь гражданский порядок был под надзором военных кругов? Оно в основном делается понятным - путем отложения повторяющихся признаков из этих комплексных субъектов экономики и государственного предвидения. Не будем удерживать здесь тождественные черты и охарактеризуем их приблизительной линией: 1) субъект и в том и в другом аспекте - государственная власть; 2) государство с его компетенцией вмешивается в частно-правовые и экономические функции производства и снабжения; 3) власть государства динамически укрепляется в зависимости от его хозяйственных ресурсов и рыночной борьбы торговых и банковских сфер, направляющих, худо ли, хорошо ли, государственную политику по единому руслу выгоды и наживы.

В этом наиобщем фазисе понятия фашистский авторитет государственного руководства намечает и спорадически делает такие особые и в последующем сложении новаторские предприятия, которым вынуждены добровольно уступить их хозяйственное державное усмотрение высшие буржуазные слои.

с. 86

 

Приобретение фашистскими отрядами профсоюзных пролетарских организаций должно расценивать в его двустороннем экономическом и политическом результате. Социальный эффект следующих почти в классифицированном порядке поражений буржуазно-демократических категорий бессменно-однообразного политического дня расширяет фашистскую организацию контроля. Непосредственно фашистская организация вступает в область учета и охвата средств существования огромных масс трудящихся и это дает ему политический рычаг даже в воздействии на капиталистические группы.

Капиталистические классы воздают должное трудам фашистских отрядов по внедрению казарменной дисциплины среди рабочих на предприятиях. Это создает порядок, который требуют капиталисты на производстве, тем более твердый, что на место экономического, пусть даже деспотического воздействия капиталистического предпринимателя выдвигается на передний план аппарат фашистской принудительной дисциплины. Эта последняя не утрачивает приемов упрочения зависимости трудящихся от этой вновь выдвинутой системы экономической организации предпринимателей и политического воздействия фашистов - путем контроля и наложения veto на потребительские нужды рабочих, когда их образ мыслей и политические воззрения подрывают силу фашизма.

Нельзя недооценивать широкое применение и социальную продуктивность этого метода, давшего возможность могучей организации – фашистам преодолеть революционную сопротивляемость крупных групп рабочих даже в передовых индустриальных городах.

Особый фашистский режим для рабочих на предприятиях и вне их в индивидуальной и социальной жизни является душой исторической миссии фашизма. Универсальная система рабочего смирения, стратегически разработанная фашизмом, комбинируется из нескольких ярусов экономических и политических, индивидуальных и общественных способов отеческого патронирования и протежирования рабочих.

[Далее следуют тезисы, в смысловом плане недостаточно отработанные; поэтому 4 абзаца передаются в изложении. - Ред.].

Порядок гражданской милиции, осуществляемый индивидуально в семьях и в общественных делах, широко и однообразно проведенный фашистами через весь общественный строй вместо сложной борьбы политических группировок, партий и общественных организаций буржуазной демократии, отринутой фашизмом.

Сосредоточение общего руководства политической благонадежностью и компенсацией потребительскими ресурсами для довольно обширных групп трудящихся классов.

Фашистская национальная вера в классовое идеальное государство с подавляющим культом вождя duсе Муссолини в Италии, националистическая пропаганда и агитация за национальные цели экспансии и милитаризация государства; религия фашистской честности, героизма, холодной воли, преданности партии – все, что делает идейную, трафаретную сторону фашистского государственного авторитета.

с. 87

 

Все эти категории гражданского порядка и морального качества, тренируемые фашистами изо дня в день, накапливают их упругость в состязании с коммунистической интернациональной идеологией.

Интернациональное учение пролетариата, противополагаемое романтической националистической схеме фашистских вождей, должно пунктуально проследить свое превалирующее влияние на фашистскую пропаганду и выработать методы и приемы пропаганды, исходя из критики концепций [...] фашистского официального мировоззрения.

В двух потоках политической мысли и активности фашистского государства мы будем искать разные стадии консолидации фашизма и в известном смысле расходящиеся тенденции его прогресса. Один американский, другой итальяно-немецкий путь. Первый, который по существу и формально не достиг еще фашистской плавки в горниле социальной катастрофы, но, ближайше оставаясь в рамках буржуазной демократии, проводит уже экономическую политику, намеченную в принципе фашизированным итальянским государством. Итальянский [...] путь фашизации проявляется более в политике – воспитательных, политико-пропагандистских, политике исследовательских перспективных, т.е. принятых в расчетах на длительную эпоху мероприятиях по конструированию фашистской системы. [...].

 

18 декабря. Получил посылку от Лапина, состоящую из кекса, сахара, папирос, банки масла и банки консервов. Болел в эти дни и скушал сласти и выкурил папиросы на поправку сил. Из письма, присланного Андр[еем] Алексеевичем] Киташевым, узнал, что т. Лапин Н. послал посылку мне после разговора с Андр[еем] Алексеевичем. У меня нет ни денег, ни продуктов. С 1 октября безработный. Единственный безработный в г. Чердыни, т. к., даже по официальному признанию сотрудников ОГПУ, теперь отдел НКВД, ответственные партийцы г. Чердыни – бойкотируют. Ссыльные меньшевики и эсеры работают во всех учреждениях на обычных условиях. ОГПУ, при безразличном отношении парторганизаций, создало мне с первых дней моего пребывания здесь эти условия бойкота и безработицы. [2 листа вырвано].

 

27 декабря. Коммунистическая и демократическая, в широком понимании этого слова, либерально-буржуазная печать уделяет много внимания судьбе вождя германского пролетариата Тельмана. Фашистское правительство Гитлера не хочет выпускать из своих застенков коммунистического вождя, расценивая очень высоко его политический авторитет. В этом не вся правда, конечно. Тельман освобожденный, приехавший в Советскую Россию, поднимет бодрость и волю к борьбе широчайших масс трудящихся всего мира [...].

 

30 декабря. В Ленинграде произошло трагическое событие – убийство в Смольном секретаря Ленинградской партийной организации т. Кирова Сергея Мироновича бывшим оппозиционером каменевско-зиновьевской группы Николаевым. Следствие раскрыло целую организацию бывших оппозиционеров, объединенных в т[ак] н[азываемый] «Ленинградский центр». Николаев убил т. Кирова по постановлению этой организации. Наркомвнуделом арестовано много членов ВКП (б),

с. 88

 

входивших прежде в оппозиционную группу Каменева-Зиновьева, в том числе оба этих вожака. Нельзя сомневаться, что Каменев и Зиновьев являются идейными вдохновителями этого преступления.

Все, что я писал много раз в Политбюро ЦК об опасности этих граждан в ВКП (б), оказалось превзойденным ими в этом кошмарном преступлении. НКВД по отношению к ним применил очень мягкую меру – ссылку. Среди арестованных бывших членов оппозиционной группы есть члены партии, которых я знаю давно и которые, по моему мнению, как люди безукоризненно честные и субъективно преданные партии не могли иметь никакого отношения к убийству Кирова. Я считал бы правильным усилить репрессию по отношению к Каменеву и Зиновьеву, поставив их вину наряду с непосредственными организаторами убийства из «Ленинградского центра», а таких людей, как Куклин – старый партиец, рабочий, Бакаев – бывший председатель Контрольной комиссии в Ленинграде – освободить, поскольку их неучастие в организации «Ленинградский центр» неоспоримо. Партийные массы протестуют против предательского нападения на партию.

Завтра я передам заявление в бюро Чердынского районного комитета ВКП (б), в котором я сообщаю о моей борьбе с троцкистами Каменевым и Зиновьевым. Ниже следует текст моего заявления, копию с которого я направляю в Черд[ынское] отделение НКВД с просьбой переслать его в НКВД СССР. В последнем заявлении я настаиваю на реабилитации меня и досрочном освобождении.

«В бюро Чердынского районного комитета Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков).

Уважаемые товарищи!

Пребывание мое в г. Чердыни – бывшего старого партийца, члена ВКП (б) с 1914 г., в роли политического ссыльного по причине разногласий с Политбюро ЦК по вопросу международной политики обязывает меня с огромным вниманием отнестись к трагическому событию – убийству т. Кирова предателями и врагами ВКП (б), участниками бывшей зиновьевско-каменевской оппозиции.

В продолжение моего многолетнего пребывания и работы в ВКП (б) я был принципиальнейшим врагом верхушечной группировки Троцкий-Каменев-Зиновьев. Мое непримиримое отношение к этой известной группировке – контрреволюционной, преступной, провокационной, предательской – я удержал и в ссылке, которая в значительной степени является результатом моей непримиримой враждебности к этой [еще] недавно влиятельной группе.

В заявлении в партийную коллегию Комисс[ии] партийного] контроля ВКП(б) 28 апреля 1934 г. я писал: «Я настаиваю на том, чтобы я был возвращен в партию, а Каменев, Зиновьев и Крестинский (бывший организатор троцкизма) были исключены из нее, а Троцкий не возвращен». Находясь в рядах ВКП (б), я неослабно настаивал на изгнании Каменева и Зиновьева из ВКП (б); мною было внесено предложение в ЦК ВКП (б) через секретаря ЦК ВКП (б) т. Ст. Косиора о высылке Троцкого, Камене ва, Зиновьева и Крестинского за границу после исключения их из ВКП (б).

с. 89

 

Троцкий был выслан. Что произошло из того, что мое предложение не было осуществлено полностью, вы знаете теперь сами. Каменев и Зиновьев – враги рабочего класса, вдохновители убийства лучшего коммуниста т. Кирова.

У меня нет слов [...] на характеристику Каменева и Зиновьева. Я это делал много раз в заявлениях, письмах и докладах в ЦК ВКП (б). Прошу вас принять к сведению это мое принципиальное, непримиримо враждебное отношение к контрреволюционной группе Троцкого-Каменева-Зиновьева. Буду надеяться, что ВКП (б) навсегда исключит из своих рядов Каменева и Зиновьева. Это организационно и политически укрепит ВКП (б).

С товарищеским приветом В. Кураев.

31/Х11-1934 г. Чердынь.

 

12 января 1935 года. [Напоминаю, что выделенный курсивом текст подчеркнут следователем]. Несколько дней прошло, как я направил телеграмму секретарю ЦК ВКП (б) Сталину следующего содержания: «Москва, Секретариат ЦК ВКП (б), Сталину. Сталин заслуживает всяческого одобрения за полный разрыв с Каменевым Л. Б., троцкистское влияние которого на аппарат партии было опасно для партии. Настаиваю на досрочном освобождении меня из ссылки. В. Ададуров (Кураев)».

Какой видимый смысл этого текста телеграммы секретарю ЦК ВКП (б)?

1) Сталин был несвободен от Каменева Л. Б.

2) Лишь дальнейшая политика Сталина обнаружит, освободился ли он от тяготения троцкистских элементов в ВКП (б), руководимых Каменевым Л. Б., даже когда последний был исключен из партии.

3) Я много раз указывал на противоречия официальной линии партии, в основе которой находятся идеи, пропагандированные мной, с троцкистским дезорганизующим влиянием Каменева и Зиновьева на аппарат партии, вследствие неявного для всех поддержания Сталиным, Каменевым и Зиновьевым политической связи. Этой связью «тройки» объясняется, почему Каменев и Зиновьев так беспрепятственно вернулись в партию накануне 17 съезда партии.

Я протестовал против этого в письме в Ком[иссию] парт. контр[оля], обрисовывая неправильное сочувствие некоторых руководящих лиц партии к вождям оппозиции, находящимся в России, - к Каменеву-Розенфельду и Зиновьеву Г.

Таков политический смысл депеши, направленной мною секретарю ЦК Сталину, которая для него отметила одно из звеньев, включающих связь между Каменевым и Сталиным, порванную кошмарным убийством Кирова последователями Троцкого, Каменева (Розенфельда) и Зиновьева (Апфельбаума).

В письме А. А. Киташеву, члену партии, моему товарищу, я сообщил текст этой телеграммы, прося его информировать об этом моих друзей в партии.

 

30 марта 1935 г. В Германии правительство Гитлера объявило всеобщую воинскую повинность. После возвращения Саарского бассейна

с. 90

 

Германии бывшими союзниками алармистская политика Гитлера сделала огромные успехи. Фашисты открыто готовятся к anschluss'у с Австрией. Австрийское правительство конспиративно вело переговоры со своими социал-демократами о согласовании действий в случае решения правительства о воссоединении с Германией. [Кураев перечисляет ставшие ему известными, вероятно, из газет, факты о военных приготовлениях Германии. Он высоко отзывается о профессионализме германского генералитета]. Генералитет по-настоящему готовит войну. Против СССР. По существу, в этом дух фашизма [...].

 

10 мая 1935 г. Президент Швейцарской республики Мотта имел свою удачу, когда он выразил пожелание, чтобы СССР вступил в Лигу Наций. Теперь СССР уже является членом Лиги. [Кураев рассматривает это как вынужденный компромисс, который дает возможность СССР в мирной обстановке накопить силы с тем, чтобы в дальнейшем использовать их против мирового империализма. Далее он критикует политику советского правительства на Дальнем Востоке].

Восточно-Китайская ж.д. была продана опереточной стране бывш[его] китайского императора Пу-и, оперетточно побежденной Японией.

Поскольку невероятно привить государственный смысл людям, не способным к нему и потому обреченным на забвение, постольку я не уделяю никакого внимания передаче дороги гражданину Пу-и, которая должна быть возвращена Советской России, с уплатой всех потерь, причиненных ей разбойничьими китайскими бандами. Бравый японский микадо, имевший своими партнерами Джугашвили-Сталина и Литвинова (Мойшу), выступал на этот раз в роли торговца воздухом из еврейского анекдота. Уступка Восточно-Китайской ж.д. могла бы быть реально [оправданной] лишь при недостаточной обороноспособности Советского Союза и необходимости во всяком случае [во что бы то ни стало] сохранить мир для продолжения социалистического строительства, о чем я писал в письме в Политбюро ЦК ВКП(б) осенью 1929 года. С тех пор прошло 6 лет! Условия мирной политики Советского Союза в нынешние годы как небо от земли разнятся, по сравнению с тем временем, когда я посылал это письмо.

[На 2 страницах идут размышления о революционных событиях в Греции].

 

24 мая 1935 г. Прошла неделя как умер вождь Польши Жозеф Пилсудский. Для международной политики этот факт очень важный. Пилсудский своим гением создал, сделал независимым и сковал Польское государство. Под его руководством Польская республика сделалась фактором первоклассного значения, который не может быть обойден во всех вопросах европейской политики. [О значении Версальского договора для судьбы Польши; о взаимоотношениях между Польшей и Германией. Кураев считает, что перед угрозой германской агрессии поляки будут вынуждены ориентироваться во внешней политике на Советский Союз. На его взгляд, это понимал Пилсудский и предпринимал шаги по сближению с СССР]. Пилсудский понял, что иностранная политика

с. 91

 

Советского Союза, основанная на перспективе его беспредельного экономического процветания, выгодна [и для Польши].

Самая разрушительная [война] не в состоянии разорвать наиболее глубоких исторических, экономических, культурных связей [...] между нациями. Пилсудский, вождь блестящего польского похода на Россию в 1920 г., обладал гением обозреть весь масштаб политики новой социалистической России и потому вовремя оценил компромисс с Советским Союзом [...].

 

20 июля 1935 г. Несколько слов об обстоятельствах моего ареста в Москве 16 марта 1933 года. Обыск делали сотрудники ОГПУ под руководством Рутковского, ведавшего секретным отделом ОГПУ. Он сам просматривал мои бумаги и отбирал из них некоторые мои документы и литературные работы: 1) генеральный план социалистического строит[ельства]; 2) письмо-комментарий к плану с критикой троцкистской группы, посланное в копиях членам Политбюро ЦК ВКП (б); 3) статьи на экономические темы; 4) несколько переплетенных книг дневника и др. Рутковский сознательно отложил и не взял себе в портфель мою статью, написанную по заказу т. Н.И. Подвойского о чехословацком восстании в Пензе, в которой я разоблачил провокацию этого восстания Троцким. Это характеризует политическую установку Рутковского, данную Ягодой, тогда заместителем начальника ОГПУ. Компрометация Троцкого почему-то была невыгодна Ягоде и Рутковскому. Ягода по национальности еврей, так же как и Ем. Ярославский.

Более подробную характеристику провокации Троцкого в чехословацком восстании в Пензе я дал в 1932 году в специальной статье в Институт им[ени] Маркса-Энгельса-Ленина. Статью я диктовал машинистке в здании Института, по предложению дирекции Института, в качестве комментария к телеграммам Ленина, посланным в Пензу на мое имя и других товарищей в период чехословацкого восстания.

 

10 августа. Самолет «Максим Горький», являющийся копией больших аэропланов, построенных в капиталистических государствах, потерпел крушение, причем погибли экипаж и публика. Нужно изгонять таких негодных конструкторов, которые плохо перенимают заграничный опыт в авиации и растрачивают большие деньги на постройку ненадежных в деле обороны и в мирное время самолетов. Авиация - дело большое, дело русское.

 

15 августа. [...] В Чердыни я приобрел несколько знакомых. Милые, приятные и культурные люди. О Коломойцевых я уже писал. Они уехали. Броневицкая Зоя Николаевна – петербуржская гражданка. Музыкантша. Хорошо знает Россию. Из богатой купеческой среды. Живет у Киселевых - культурная семья.

Зарницыны также петербуржцы – по студенческой жизни. Он, Василий Осипович [?], из бывших народников. Она, Евгения П[отчество неразб.], - моя сослуживица по учебному комбинату. Отец ее, инженер-путеец, - строитель Сибирской дороги. Возможно, рара знал его в свое время. Они досрочно освобождены и уехали в Новосибирск.

с. 92

 

Еще Любимов, Новиков Константин Андреевич и Воробьев - культурен и образован по-русски, сын губ[ернского] агронома. Его предок - перс, взятый в плен в эпоху завоевания Туркестана. Хорошо знает земскую Россию. Журналист, филолог. Владеет тремя языками - англ[ийским], франц[узским], немец[ким]. Гете для прочтения я взял у него. Читает мне наизусть стихи Блока. У него изумительная художественная память. Бывший народник в ссылке. Эстет. Семеен.

Из местных, чердынских: Козлова Л.С., Яворская Е.С., Гилеевы, Моховы.

Живу я по Коммунистич[еской], 47. Здесь у меня было несколько друзей - рабочих конной базы: Семаков, Любазин [?], Шилов, Горшков, их начальник Суслов.

 

17 августа. В последние месяцы я читал мало: [лишь] «Фауста» Гете на нем[ецком] яз[ыке], «Греческое мировоззрение» Вундта, Милюкова П.Н. «Историю русской культуры», несколько томов Элизе Реклю, Шопенгауэра «Мир как воля и представление». «Фауста» я читал в юности на русском яз[ыке]. В немецком оригинале это произведение дает величайшее наслаждение. Работа Вундта серьезна, много культуры и ума. Классический труд Милюкова – гениален. Ленин высоко ценил ум Милюкова, Ленин позаимствовал у него идею классификации истории аграрных систем. Сам Ленин был прост. У Шопенгауэра претензии, легкомыслие, пустословие, мысли - в минимальных дозах. Гипноз [?] Ницше – еще болтливей.

Из итальянцев продолжал читать Боккачио и Д'Аннунцио. Современный французский роман вышел, подобно Минервы из головы Юпитера, из новелл Боккачио. Слава бессмертному! Д'Аннунцио – гениален. Неприемлема для меня идеализация им Бетховена. В Бетховене недостаточно культурной силы. В его романтизме нет свободного полета, он замкнут в себе.

 

19 августа. Получил письмо от Васи Сергеева. Он пишет, что его дела идут благополучно. Он учится на партийных пропагандистских курсах при райкоме партии, а в начале сентября рассчитывает поступить на рабфак [...]. Вася отвез Гену в Долево, где он живет у Егора, брата Васи. Гена живет в Долево с 7 августа. Как видно из его дополнения к Васиному письму, ему там хорошо. Он мне пишет: «Дорогой папа я хочу чтоб ты приехал а я сечас жыву в Долеве у дяди Егора мне у них панравилася 7/VIII Л. Геня». Пишет отлично, почерк ровный и красивый. Конечно, у Сергеевых Гене должно быть благоприятно. Матрена Антоновна, мамаша Васи, сам Егор, который недавно женился, супругу зовут Наташей, и они уже имеют мальчика Юрика, Дуня - сестра Васи - все они хорошо относятся к Гене. И питание, как пишет Вася, там здоровое [...].

Во время моего отсутствия из Москвы у Сергеевых [произошли] большие семейные события. Сам Вася, старший сын Матрены Антоновны, женился, супругу зовут Наташей. Поля, вторая дочь, вышла замуж, Егор женился. В письмах Васе я всегда посылаю приветы всем семей­ным. Один Ваня не женился. Старшую дочь зовут Марусей, она замужем и имеет детей. Это все дети Василия Сергеевича, внуки деда Сергея

с. 93

 

и имеют детей. Это все дети Василия Сергеевича, внуки деда, Сергея Яковлевича. Семья Арины Сергеевны, как видно из письма Васи, здравствует, старшие сыновья, Вася и Павлик с супругами и детьми, живут хорошо. Вася передает мне от них привет. Чудная семья Сергеевых. Вася обещает мне прислать письмо от Гены, когда уедет в Долево в отпуск.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Из протокола допроса В.В. Кураева 17 марта 1936 г. начальником Чердынского районного отделения НКВД, лейтенантом госбезопасности Разумовским

 

Вопрос: В своем дневнике от июля-августа м-ца 1933 года Вы дискредитируете и критикуете в антисоветском направлении политику Политбюро ЦК ВКП (б) и Совнаркома СССР об отношении к революционной войне и солидаризируетесь с германскими фашистами в оценке указанной политики Политбюро ЦК ВКП (б) и Совнаркома СССР. Признаете ли Вы это?

Ответ: Отправив меня в ссылку, Политбюро ЦК ВКП(б) отклонило мое предложение начать революционную войну против польского и германского фашизма после фашистского переворота в Германии. Я опасался, что немецкий фашизм проведет, подобно французской буржуазии в 1871 году, массовое уничтожение революционных кадров германского пролетариата и крестьянства и потому настаивал на разрыве экономических и дипломатических связей с Германией. Поэтому ответ наркоминдела Литвинова на речь Розенберга на Лондонской конференции рассматривался мною как недостаточный, и этим объясняется мое неодобрение этого ответа.

Утверждаю, что я до сих пор не согласен с политикой Советского правительства и Политбюро ЦК ВКП(6) в вопросах: 1) политики по отношению к выступлению Розенберга на Лондонской конференции и 2) с политикой ЦК ВКП (б) и Советского правительства в вопросах передачи Манчжоу-Го Китайско-Восточной железной дороги по следующим причинам: 1) нерешительный ответ, данный наркоминделом по поводу выступления Розенберга на Лондонской конференции, дает повод к более демонстративным выступлениям за захват фашистской Германией части территории Советского Союза и 2) КВЖД необходима Советскому Союзу с точки зрения экономического развития в перспективе растущего оборота Дальнего Востока с Сибирью. Кроме того, КВЖД представляет большую выгоду для Советского Союза в смысле политической и экономической борьбы с империалистической Японией в случае нападения последней на СССР со стороны территории Манчжоу-Го, а также КВЖД имеет большое стратегическое значение. С продажей же КВЖД Японии этим самым усиливаются военно-стратегические позиции Японии. Моей целью в этой заметке являлось разоблачить действительное отношение Розенберга к Советскому правительству. Розенберг, заявив о завоевании колоний на территории СССР, совершенно низко дискредитировал Советское правительство.

Таков смысл второй части моей фразы, что

с. 95

 

Розенберг видит в Советском правительстве будущих управителей германской фашистской колонии на территории СССР.

Территория польского государства, отделяющая Германию от СССР, делает тем более фантастическими планы германских фашистов и их притязания и программы завоеваний колоний в СССР, являются прямой провокацией мировой империалистической войны.

Я хотел также отметить, что мягкость формулировок советского ответа вызвала наступательную политику со стороны фашистов Германии. Под словами «справедливая оценка», которые я употребил в своих заметках по вопросу о взглядах фашистской Германии на Политбюро ЦК ВКП (б) и Совнарком СССР, я имел в виду, что фашисты умеют быстро использовать минутные проявления недостаточной твердости своих врагов. На советский дипломатический ответ они после отвечали грубыми провозглашениями планов империалистической колонизации Советской страны, против чего я восстаю со всей решительностью.

С моих слов показание записано правильно и мною прочитано. Допрос велся с 16 до 19 ч[асов] 35 мин.

 

Из заявления В. В. Кураева:

[...] Я огорчен преувеличенно резкими формулировками, отмеченными в протоколе следствия. Но что я должен отметить как мою политическую и нравственную победу, что меня нельзя заподозрить в троцкизме. Троцкизм - опасный враг, гнездящийся и до сих пор в партийном и советском аппаратах. Бывшие троцкисты должны быть сняты с ответственных постов в ВКП (б) и в советском аппарате. [...] Но основная линия коммунистической политики в дневнике проводится правильно. 19 марта 36 года.

Прошу приложить настоящее заявление к протоколу следствия.

 

Из протокола дополнительного допроса, произведенного в г.Чердыни 19 марта 1936 г. начальником Чердынского районного отделения НКВД Разумовским

Вопрос: Признаете ли себя виновным в том, что, оставаясь по-прежнему на антисоветской платформе, Вы в своих рукописях вели борьбу против политики Партии и Советского Правительства по международным вопросам, дискредитировали Политбюро ЦК ВКП(б), Совнарком СССР и отдельных вождей Партии и членов Правительства, измышляли и клеветали на Партию и Советскую власть и их вождей и критиковали в антисоветском направлении политику Советского правительства и Партии по международным вопросам?

Ответ: Признаю себя виновным в том, что в своем дневнике, излагая свое несогласие с отдельными пунктами иностранной политики: 1) ответ на выступление германского фашиста Розенберга на Лондонской конференции, 2) официальные выступления НКИД по вопросу заключения пакта 4-х держав - Англии, Франции, Германии и Италии, 3) продажа КВЖД Манчжоу-Го путем переговоров с Японией, - я допустил резкие критические замечания, а в статье о пакте 4-х одна формулировка имеет даже антисоветские корни. Разногласий с общей линией иностранной политики ЦК ВКП (б) и НКИД у меня не было, т.е. эта линия в основном определяется огромным успехом СССР в социалистическом строительстве, которое [неразб.] на основе идей, предложенных мною в Политбюро ЦК ВКП (б) в 1929 г. против плана, разработанного деятелями Промпартии.

Преувеличенная критика нескольких пунктов в политике НКИД объясняется также тем, что два заместителя НКИД Литвинова – бывшие троцкисты, Крестинский и Сокольников, причем Крестинский был выдающимся организатором троцкистской фракции в 1921 году, когда на партийном съезде весной этого года 1/3 делегатов партийного съезда состояла из троцкистов и их фракция работала под непосредственным руководством Троцкого и Крестинского.

В 1929 году летом я писал нынешнему председателю Совнаркома Скрябину-Молотову, бывшему в то время вторым секретарем ЦК ВКП (б), о необходимости изменения руководящей коллегии НКИД. Повторяю, что я категорически отказываюсь от необдуманных, не подвергшихся литературной обработке нескольких некорректных формулировок, которые были в моем дневнике, и прошу предать их забвению, так как во всяком случае, при вторичной литературной обработке дневника, я бы их вычеркнул.

Больше ничего по делу показать не имею. [...].

 

Протокол допроса В.В. Кураева оперуполномоченным СПО управления НКВД по Свердловской обл. Якобсоном 16 мая 1936 г.

Вопрос: Для какой цели Вы составляли обнаруженные у Вас при обыске документы контрреволюционного характера?

Ответ: Обнаруженные у меня записи в дневнике по вопросам о внешней политике СССР контрреволюционными я не считаю. Писал я их в 1933, 34 годах в гор. Чердыни под впечатлением неосуществления моего предложения о непосредственной помощи германскому и польскому пролетариату со стороны СССР. Излагал на бумаге я свои впечатления потому, что привык жить политической жизнью, а в Чердыни я оказался одиноким, изолированным.

Вопрос: Куда и кому Вы были намерены послать эти документы?

Ответ: Никаких намерений посылать кому-либо свой дневник у меня не было, писал я свои впечатления лично для себя.

Вопрос: Знакомили ли Вы кого-либо с содержанием этих документов в гор. Чердыни?

Ответ: С содержанием своего дневника я никого не знакомил. Показания записаны правильно, мне зачитаны, в чем и расписуюсь.

 

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН

 

Авдеев, вероятно, служащий Госплана СССР - 72.

Ададуровы, родственники Кураева по линии отца - 3, 41, 55, 62, 64.

Акулов И. А. (1888-1939), прокурор СССР (с 1933)-62.

Амосов, товарищ Кураева в студенческие годы – 44.

Антонов-Саратовский В. П. (1884-1965), сов. парт., гос. деятель - 74.

Афанасьев, начальник Чердынского отделения ОГПУ- 66, 67, 76-78.

Бабкин, сотрудник Чердынского отделения ОГПУ - 31.

Багровы, пензенские знакомые  Кураева - 32, 55.

Бакаев И. П., ленинградский коммунист, подсудимый на процессе по делу об убийстве С. М.Кирова - 89.

Бакунин М. А. (1814-76), революционер, идеолог анархизма и революционного народничества - 13.

Барту Л. (1862-1934), министр иностранных дел Франции (1934) - 80.

Бауман К. Я. (1892-1937), в 1929-30 – первый секретарь МГК ВКП(б) - 72.

Баяндины, чердынские служащие - 55, 57, 59.

Белинский В. Г. (1811-1848), русский литературный критик, публицист - 9, 56, 67, 79.

Белоусов, член Уральского областного комитета ВКП(б) - 31.

Бём-Баверк Э. (1851-1914), австрийский экономист - 42.

Бетховен Л. (1770-1827), немецкий композитор - 93.

БлокА. А. (1880-1921), русский поэт - 93.

Богданов П. А. (1882-1939), в 1930-34 – руководитель Амторга (внешняя торговля с США) - 49.

Боккаччо Д. (1313-1375), итальянский писатель эпохи Ренессанса - 82, 93.

Борис Годунов (ок. 1552-1605), русский царь - 46.

Боричевский, товарищ Кураева в студенческие годы, в начале 1930-х - профессор в Ленинграде - 44.

Бош Е. Б. (1879-1924), советский партийный, государственный деятель - 4.

Боярская, сотрудница чердынской районной газеты – 63.

Брандес, норвежский публицист - 13.

Броневицкая 3. Н., ссыльная из Ленинграда в Чердыни - 9, 82, 92.

Бухарин Н. И. (1888-1938), советский партийный, государственный деятель - 10, 62, 72.

Бубнов А. С. (1884-1940), нарком просвещения РСФСР (с 1929) - 49.

Бушманов, секретарь Чердынского райкома ВКП(б) - 59, 61, 63, 66, 77.

Важенина А. В., чердынская крестьянка - 65.

Веннерстрем, в 1933 г. военный министр Швеции - 25.

Верещагин, служащий Чердынского райпотребсоюза - 59.

Вильсон Т. (1856-1924), президент США (1913-1921) - 16.

Винокуров В. А. (1897-1943), пензенский коммунист. 6 сентября 1936 арестован «за связь с Кураевым» - 41, 42, 44, 54.

Владимирский, нарком здравоохранения СССР (до 1934 г.) - 65.

Власов, председатель Чердынского районного совета профсоюзов - 56.

Ворошилов К. Е., нарком обороны СССР (1925-34) - 49, 72.

Вундт В. (1832-1920), немецкий психолог, физиолог и философ - 93.

Выгузов, председатель Чердынского райпотребсоюза - 56, 55, 59.

Вышинский А. Я. (1883-1954), в 1933 г. - заместитель генерального прокурора СССР - 26, 41, 44, 74.

Вяткина, жительница Чердыни - 31-32.

Гамсун К. (1859-1952), норвежский писатель. - 80.

Геббельс Й. (1897-1945), один из идеологов фашистской Германии - 47.

Гегель Г. (1770-1831), немецкий философ -33, 75, 79.

Геринг Г. (1893-1945), в 1933 г. глава правительства государства Пруссия, министр авиации Германии - 24, 47, 66.

Герцен А. И. (1812-70), русский революционный писатель, философ - 9, 49, 79.

Гете И. (1749-1832), немецкий поэт- 93.

Гилеевы, чердынские жители - 93.

Гинденбург П. (1847-1934), президент Германии (1932 – 1934) - 46.

Гитлер А. (1889-1945), фюрер национал-социалистической партии Германии (1933-1945) - 7, 16, 22-24, 47, 66, 88, 91.

Годунов К. Д. (1892-1965), советский воздухоплаватель, совершивший на стратостате «СССР-1» вместе с Г.А. Прокофьевым и Э.К. Бирнбаумом подъем на высоту 19 км - 47.

Горбунов, секретарь Совнаркома СССР – 4.

Горшков, рабочий чердынской конной базы - 93.

Горький А.М. (1868-1936), русский писатель - 6.

Гофман, немецкий генерал (1933) - 16.

Грибанов, председатель Чердынского городского продовольственного комитета - 31.

Гугенберг А. (1865-1951), в 1933 г. министр продовольствия и сельского хозяйства Германии - 17, 22.

Гусев, товарищ Кураева в студенческие годы - 43.

Д'Аннуцио Г. (1863-1938), итальянский писатель, политический деятель - 94.

Данилевский Г.П. (1829-1890), русский литератор, переводчик произведений В. Шекспира - 21.

Демидов, служащий Чердынского райпотребсоюза - 59.

Димитров Г. (1882-1949), болгарский коммунист. Участник Лейпцигского судебного процесса по делу о поджоге рейхстага (1933) - 47, 63.

Добролюбов Н. А. (1836-61), русский литературный критик, публицист - 67, 79.

Догадов, уполномоченный КПК ВКП (б) по Уралу - 77.

Дроботов, товарищ Кураева в студенческие годы - 43.

Дурындин (или Дурандин), сотрудник Чердынского отделения ОГПУ - 31, 53, 54, 55,81.

Егоров, член правления Чердынского городского продовольственного комитета - 31.

Ежов Н.И. (1895-40), заместитель председателя, председатель КПК при ЦК и член Оргбюро ЦК (1934-38), секретарь ЦК ВКП (б) (1935-38) - 66,

Елизарова-Ульянова А. И. (1864-1935), сестра В. И. Ленина. Работала в Институте марксизма-ленинизма - 72.

Есенин С. А., русский поэт -11.

Железнов, экономист, автор курса по политэкономии - 42.

Зарницыны, чердынские ссыльные - 9, 82, 92.

Зиновьев (Радомысльский) Г.Е. (1883 – 1936), советский партийный, государственный деятель - 7, 72-74,76,89-91.

Зырянов, служащий Чердынского райисполкома - 55.

Иванов, пензенский рабочий - 41.

Иванюков И.И. (1844 - 1912), русский историк, профессор - 44.

Исаев, экономист, автор курса по политэкономии - 42.

Исцелемов (?), продавец комиссионного, магазина в Чердыни - 58.

Кабаков И.Д. (1891-1937), с 1929 секретарь Уральского Свердловского) обкома ВКП (б) - 13.

Каганович Л. М. (1893-1991), советский партийный, государственный деятель - 9, 11, 75, 76.

Калакуцкий - 4.

Кауфман А. А. (1846-1919), русский экономист, статистик - 43.

Калинин М. И. (1875-1946), председатель ЦИК СССР - 6, 15, 21, 26, 47, 72, 78.

Калинников И. А. (1874-1942), заместитель председателя производственного сектора Госплана РСФСР, профессор Военно-воздушной академии. В 1930 осужден по делу о Промпартии - 7, 70-72, 74, 75.

Каменев (Розенфельд) Л. Б. (1883-1936), советский партийный, государственный деятель - 7, 72-76, 89-91.

Каминский Г.Н. (1895-1938), нарком здравоохранения СССР - 65.

Карышев Н., русский ученый, экономист -49.

Каутский К. (1854-1938), один из лидеров германской социал-демократии и II Интернационала -13.

Квиринг Э. И. (1888-1937), с 1925 - заместитель председателя Высшего совета народного хозяйства СССР - 69.

Кейнс Д. (1883-1946), английский экономист и публицист - 42.

Киров С. М. (1886-1934), в 1934 - секретарь Ленинградского горкома ВКП (б) - 72, 88-91, 98, 100, 101.

Киселев А. Ф., историк - 8.

Киселевы, семья в Чердыни - 92.

Киташевы, близкие друзья Кураева -13, 17, 21, 41, 44, 49, 59, 78, 88, 90.

Клемансо Ж. (1841-1929), премьер-министр Франции (1906-1909, 1917-1920) -16.

Ключевский В. О. (1841-1911), русский историк - 9, 13, 81.

Кнорин В. Г. (1890-1938), в 1933 г. секретарь исполкома Коминтерна - 8, 13.

Козлова Л. С., чердынская знакомая Кураева - 82, 93.

Коллонтай А.М. (1872-1952), советский партийный, государственный деятель, дипломат - 80.

Коломейцевы, чердынские ссыльные из Москвы - 9, 79, 81-83, 93.

Колотиловы, секретарь Чердынского городского Совета, служащий райпотребсоюза - 31.

Конева, член правления Чердынского городского продовольственного комитета - 31.

Консидеран В. (1808-1893), французский социалист-утопист - 13.

Коняева, заведующая детским домом Чердынского учебного комбината - 82.

Короленко В.Г. (1853-1921), русский писатель и публицист - 6.

Косиор С. В. (1889-1939), в 1928-38 - генеральный секретарь ЦК КП (б) Украины - 73, 89.

Котовский Г. И. (1893-1925), советский военачальник - 9.

Котомкин, заведующий приемной ВЦИК СССР -78.

Крестинский Н. Н. (1883-1938), с 1921 - полномочный представитель советского правительства в Германии, с 1930 – заместитель, 1-й заместитель наркома иностранных дел СССР - 6, 72-76, 89, 97.

Кржижановский Г. М. (1872-1959), с 1921 – председатель Государственной комиссии по электрификации РСФСР (ГОЭЛРО), в 1925-30 – председатель Госплана СССР, в 1930-32 – председатель Главэнерго - 49, 69, 70, 72.

Кронтовские, родственники Кураева - 32, 41, 50, 54, 61,78.

Крупенина, товарищ Кураева в студенческие годы - 43.

Крупская Н. К. (1869-1939), советский партийный, государственный деятель, жена В.И. Ленина - 26, 72.

Крыленко Н. В. (1885-1938), нарком юстиции РСФСР (1931-36) - 74.

Кубяк Н. А. (1881-1937), нарком земледелия РСФСР (1928-31)-72.

Кузнецов, заведующий мастерской в Чердыни - 82.

Кузнецовы, участники борьбы за установление Советской власти в Пензенской губернии - 41.

Кузьмины, родственники Кураева - 3, 31, 54, 55, 78, 79.

Куйбышев В. В. (1888-1935), председатель Высшего совета народного хозяйства СССР (1926-30), председатель Госплана СССР (1930-34) - 70, 72.

Куклин А. С., ленинградский коммунист, подсудимый на процессе по делу об убийстве С. М. Кирова - 89.

Кулмова, заведующая орготделом Чердынского райпотребсоюза - 56.

Кураевы, родственники В.В. Кураева по материнской линии - 3, 31-32.

Кустодиев Б. М. (1878-1927), русский живописец- 64.

Кутузовы, пензенские коммунисты - 41.

Лапин Н., пензенский коммунист - 41, 88.

Лебедев Г. В. (Геня) (1926–2004), сын В.В. Кураева - 3, 7, 11, 21, 44, 48, 50, 56, 77, 78, 81, 94.

Лебедева Ф. В. (1899-1987), жена В.В. Кураева - 10, 13, 17,21,25,26,40-44,48, 50,56, 60, 61, 63,78, 81,83.

Легошин, пензенский помещик - 54.

Ленин (Ульянов) В. И. (1870-1924), председатель Совета народных комиссаров СССР (1917-1924) - 4-6, 8 – 11, 17, 26, 43, 53, 92, 93, 99, 100, 103.

Леонтьев Б. И., заведующий учебной частью Чердынского учебного комбината - 82.

Лермонтов М. Ю. (1814-41), русский поэт - 64.

Лизипп, древнегреческий скульптор - 45.

Литвинов М. М. (1876-1951), министр иностранных дел СССР (1930-1939) - 9, 91, 95, 97.

Ллойд Джордж (1863-1945), премьер-министр Великобритании (1916-22) -16.

Любазин (?), рабочий Чердынской конной базы - 93.

Люббе В., голландец, участник Лейпцигского судебного процесса по делу о поджоге рейхстага (1933) - 47.

Людендорф Э. (1865-1937), немецкий генерал, один из руководителей фашистского путча в Мюнхене (1923) - 16.

Макаров, пекарь в Чердыни - 65.

Максимов, служащий Чердынского райпотребсоюза - 59.

Мандельштам О. Э. (1891-1938), поэт, в 1934 был в ссылке в Чердыни - 8.

Макдональд, английский инженер, работавший в СССР. Участник судебного процесса в Москве по делу о «вредительстве» на электростанциях - 23.

Маркелов, пензенский рабочий - 41.

Марковы, родственники Кураева - 32.

Маркс К. (1818-83), основоположник коммунистического учения - 5, 8, 9, 13, 42, 92.

Марр Н. Я., языковед - 76.

Мартынов, член Чердынского городского продовольственного комитета - 31.

Медянцев, заведующий пекарней в Чердыни - 65.

Мейерхольд В. Э. (1874-1940), театральный режиссер - 9, 64.

Мельников Н. И., заведующий складом Чер­дынского учебного комбината - 82.

Менгер К. (1840-1921), австрийский экономист - 42, 75.

Менжинский В. Р. (1874-1934), с 1926 - председатель ОГПУ СССР - 51, 52, 60, 71, 76.

Микеланджело Б. (1475-1564), итальянский художник, архитектор, поэт - 35.

Микряков, начальник Чердынского отделения ОГПУ (1933-1934) - 31, 51, 52, 53, 56,59,61,67.

Милль Д. (1806-73), английский философ, экономист - 42, 56, 75.

Милюков П. Н. (1859-1943), русский историк и политический деятель - 9, 93.

Мирон, древнегреческий скульптор - 45.

Миронов Ф. К. (1872-1921), советский военачальник, командарм - 6.

Михайловский Н. К. (1842-1904), русский социолог, публицист, литературный критик, народник - 9, 53, 79.

Могильный, работник аппарата ЦК ВКП (б) -74.

Молотов В. М. (1890-1986), председатель Совета народных комиссаров СССР (1830-1941) - 7, 11, 52, 72, 74, 75, 97.

Мопассан Г. (1850-93), французский писатель - 82.

Мосягин, председатель Чердынской районной контрольной комиссии ВКП (б) - 55.

Мотта  Д.  (1871-1940),  президент Швейцарии - 91.

Моховы, чердынские знакомые Кураева - 82, 93.

Муссолини Б. (1883-1945), фашист, диктатор Италии (1922-43) - 87.

Мырзин, служащий Чердынского райпотребсоюза - 59.

Мясников, председатель Чердынского райисполкома (1934) - 59.

Насонов, служащий Чердынского райпотребсоюза - 59.

Николаев Л.В. (1904-1934), убийца С. М. Кирова - 88.

Ницше Ф. (1844–1900), немецкий философ - 93.

Новиков К. А., ссыльный в Чердыни - 9, 9З.

Овчинников, служащий Чердынского райпотребсоюза - 59.

Одинцовы, хозяева дома, в котором жил во время ссылки Кураев - 31, 54, 59,65,71.

Оранский, товарищ Кураева в студенческие годы - 43.

Осадчий П. С. (1866-1943), заместитель председателя Госплана РСФСР (1921-30) - 7, 70-75.

Осинский В. В. (1887-1938), заместитель председателя Высшего совета народного хозяйства СССР (с 1929)-72.

Ососкова, товарищ Кураева в студенческие годы - 43.

Ошвинцев М.К. (1888-1939), в 1933 году – председатель исполкома Уральского областного Совета - 13.

Панчуткин (?),  прокурор  Прокуратуры СССР - 44.

Парвус (Гельфанд) А. Л. (1869-1924), участник социал-демократического движения в Германии и России, меньшевик - 73.

Пачиала (Пачоли, Расioli) (ок. 1445 – ок.1514), итальянский математик - 83.

Пестерин, заведующий Чердынским районным земельным отделом - 59.

Петухов, сотрудник Чердынского отделения ОГПУ- 31, 54.

Пикар О. (1884-1962), швейцар, физик, воздухоплаватель - 47.

Пилсудский Ю. (1867-1935), с 1930 - премьер-министр Польши - 91, 92.

Пильняк Б.А. (1894-1938), советский писатель -11.

Пинегин, служащий райпотребсоюза в Чердыни - 78.

Писарев Д. И. (1840-68), русский публицист и литературный критик - 78.

Пладухин А. Н., пензенский коммунист - 26, 41, 52, 54.

Плеханов Г. В. (1856–1918), революционный деятель, философ, теоретик и пропагандист марксизма - 9, 43, 53, 56, 79.

Подвойский Н. И. (1880-1948), советский партийный, военный деятель - 92.

Покровский, пензенский рабочий - 41.

Поликлет, древнегреческий скульптор - 45.

Попов, секретарь Чердынской ВТЭК – 78.

Попов, заведующий столярной мастерской Чердынского учебного комбината – 82.

Попов, товарищ Кураева в студенческие годы – 43.

Попов, участник судебного процесса по поджогу рейхстага, эмигрировал в СССР, репрессирован - 47, 63.

Попова, воспитательница детского дома Чердынского учебного комбината - 81.

Портнов Г. В., участник борьбы за установление Советской власти в Пензенской губернии - 41.

Похановы, родственники Кураева - 32, 55, 59, 78.

Прокофьев Г. А. (1902-1939), советский воздухоплаватель. 30 сентября 1933 вместе с К. Годуновым и Э. Бирнбаумом на стратостате совершил рекордный подъем на высоту 19 км. - 47.

Пу-и (1906-1967), император созданного японцами в Китае марионеточного государства Маньчжоу-Го (1934-1945) - 91.

Пуанкаре Р. (1860-1934), президент, премьер-министр, министр правительства Франции - 71.

Пятаков Г. Л. (1890-1937), советский партийный, государственный деятель - 73.

Разумовский, начальник Чердынского отделения НКВД (1936) - 95, 96.

Райский, польский полковник, авиатор - 49.

Рамзин Л. К. (1887-1948), участник разработки плана ГОЭЛРО, профессор МВТУ, директор Теплотехнического института. В 1930 осужден по делу Промпартии - 7, 70-75.

Реклю Ж. Э. (1830-1905), французский географ, социолог. Издал «Новую всемирную географию» в 19-ти томах - 53, 93.

Ремизов, секретарь  Чердынского райкома ВКП(б) - 63, 77.

Ремянников, в 1933 – председатель Чердынского районного Совета - 30.

Ренье А. (1864-1936), французский писатель - 57.

Решетников В. И. (1891-1919), большевик с 1908, участник Гражданской войны в СССР - 43.

Решетов, полномочный представитель ОГПУ по Уралу - 59, 61, 78.

Рогожкина, заведующая гостиницей в Чердыни - 31.

Рогожниковы, жители Чердыни - 65.

Родбертус-Ягецов К. (1805-75), немецкий экономист - 42, 75.

Розенберг А. (1893-1946), с 1933 г. – руководитель внешнеполитического отдела фашистской национал-социалистической партии Германии - 17, 22, 95, 96.

Розенталь, товарищ Кураева в студенческие годы - 42.

Романов Михаил Никитич (ум. в 1602 г.), стольник, окольничий из рода Романовых - российской царской династии - 46.

Рошер В. (1817-94), немецкий экономист - 75.

Рудзутак Я. Э. (1887-1938), советский партийный, государственный деятель - 72.

Рузвельт Ф. (1882-1945), президент США (1933-45) - 47, 48, 49.

Рутковский А.Ф., в 1933 - начальник секретного отдела ОГПУ СССР - 92, 93.

Рыков А. И. (1881-1938), первый после смерти В.И. Ленина председатель Совета народных комиссаров СССР (1924-30), в 1931-36 - нарком почт и телеграфа - 71.

Рыскулов Т. Р. (1894-1938), советский партийный, государственный деятель - 72.

Рютин М. Н. (1890-1937), советский партийный деятель, автор антисталинского обращения «Ко всем членам ВКП (б)» - 7, 9.

Рябушинский П. П. (1871-1924), русский банкир, белоэмигрант - 71.

Савчук, пензенский коммунист - 41.

Сапронов Т. В. (1887-1939), советский партийный, государственный деятель - 7, 68.

Сахаров, русский генерал, белоэмигрант – 17.

Свентовская, служащая Чердынского райпотребсоюза - 59.

Святловский В. В. (1869-1927), руский историк, экономист - 9, 43.

Селиванов, чердынский библиотекарь - 53.

Селиверстова, чердынский врач - 78.

Семаков, рабочий чердынской конной базы - 93.

Сергеев В. С., близкий друг Кураева - 13, 15, 21, 41, 49, 52, 54, 57, 59, 63, 65, 81, 93, 94.

Серегин С. И., пензенский коммунист - 26, 41.

Симаков, чердынский врач - 78.

Сисмонди С. (1773-1842), швейцар, экономист и историк - 75.

Скоропадский П.П., гетман Украины в годы Гражданской войны в СССР - 43.

Смирнов Вл. М. (1887-1937), советский партийный, государственный деятель. Арестован в 1930 г. - 7, 68.

Смирнов И. Никит. (1899-1936), советский партийный, государственный деятель. Арестован 1 января 1933 г. - 7.

Смит А. (1723-90), шотландский экономист и философ - 42, 75.

Соколова О. Н. (1885-1937), пензенская коммунистка - 41.

Соколовский, товарищ Кураева в студенческие годы - 43.

Солеваров, служащий Чердынского районного Совета - 30, 31.

Сталин (Джугашвили) И. В. (1879-1953), генеральный секретарь ЦК ВКП(б) - 7-9, 11, 74, 75, 76, 90, 91.

Степанова А. И., троюродная сестра Кураева - 61, 78, 81, 83.

Струве П. Б. (1870-1944), русский политический деятель, экономист, белоэмигрант – 9.

Струмилин С. Г., один из руководителей Госплана СССР - 70, 73.

Сурсяков, секретарь Чердынского райкома ВКП (б) - 30, 47.

Суслов, начальник чердынской конной базы - 93.

Танев В., болгарский коммунист, участник Лейпцигского процесса по делу о поджоге рейхстага (1933), эмигрировал в СССР, репрессирован в 1937 г. - 47, 63.

Твен Марк (1835-1910), американский писатель - 53.

Тельман Э. (1886-1944), председатель Компартии Германии, расстрелян гитлеровцами в тюрьме - 25, 63, 66, 80, 88.

Тимахов, служащий районных учреждений в Чердыни – 59.

Толстой Л. Н. (1828-1910), русский писатель – 44.

Томашевский, товарищ Кураева в студенческие годы – 43.

Томский (Ефремов) М. П. (1880-1936), советский партийный, государственный деятель – 9, 72.

Топочканов, заместитель секретаря Чердынского райкома ВКП (б) – 79.

Торглер, деятель Германской компартии – 25, 47, 63, 66.

Торнтон, английский инженер, работавший в СССР – 23.

Транмель М. (1879-1967), деятель профсоюзного движения Норвегии – 48.

Троцкий (Бронштейн) Л. Д. (1879-1940), советский партийный, государственный деятель - 5, 9, 11,72-76, 89-92, 96, 97.

Трояновский (1882-1955), посол СССР в США (с 1933) – 9, 49.

Трясогузов Ф. А., пензенский коммунист - 41.

Туган-Барановский М. И. (1865-1919), русский экономист, профессор Петербургского университета – 9, 42, 43.

Тухачевский М.Н. (1895–1937), советский военачальник, маршал Советского Союза – 7.

Тюнен И. (1783-1850), немецкий экономист – 42,75.

Тяжкины, родственники Кураева – 32.

Ульянова М. И. (1878-1937), советский партийный, государственный деятель, сестра В.И. Ленина – 26, 72.

Устрялов – 11.

Уточкин,пензенский рабочий – 41.

Ушаков Г. А. (1901-63), советский исследователь Арктики – 79, 80.

Федосеев, заведующий обувной мастерской Чердынского учебного комбината – 82.

Фидий, древнегреческий скульптор – 45.

Фрунзе М. В. (1885-1925), советский партийный, государственный, военный деятель – 9, 31.

Хелл, министр иностранных дел США (1933) - 49.

Хисамутдинов, служащий Чердынского райпотребсоюза - 59.

Хитрово В. Н., профессор, ссыльный в Чердыни - 9, 53, 57, 64, 65, 67.

Хрущев Н. С. (1894-1971), советский партийный, государственный деятель – 9.

Ципровский, товарищ Кураева в студенческие годы – 43.

Цицин Н. В. (1898-1980), советский ботаник и селекционер – 62.

Цупак, пензенские знакомые Кураева – 32, 55.

Цыпляков Л. 3., политический заключенный в 1937 г. – 10.

Черепанов, сотрудник Чердынского отделения ОГПУ - 31.

Черепанов А. А., директор Чердынского учебного комбината – 79, 82.

Черкезов, дореволюционный публицист – 13.

Чернавина, работница Чердынского райпотребсоюза – 59.

Чернышев И. В., ученый, экономист, профессор Петербургского психоневрологического института – 43, 44.

Чернышевский Н. Г. (1828–1889), русский революционер, писатель, литературный критик – 9, 43, 53, 56, 62, 63, 65, 79.

Чижов Е. А., политический заключенный в 1937 г. – 10.

Чубарь В, Я. (1891–1939), советский партийный, государственный деятель – 72.

Чуприяновы, супруги, чердынские коммунисты – 31.

Шавердов, товарищ Кураева в студенческие годы – 44.

Шекспир У. (1564-1616), английский драматург, поэт – 21.

Шилов, рабочий чердынской конной базы – 93.

Шляпников А. Г. (1885-1937), советский партийный, государственный деятель – 9.

Шмидт О. Ю. (1891–1956), исследователь Арктики. В 1933-34 - руководитель экспедиции на пароходе «Челюскин» – 60, 63, 67, 79, 80.

Шопенгауэр А. (1788–1860), немецкий философ – 93.

Щагин Э. М., историк - 8.

Энгель Н., товарищ Кураева в студенческие годы, в 1920-е – руководитель Ленинградского отделения ТАСС – 43.

Энгельс Ф. (1820–1895), один из основоположников коммунистического учения – 73.

Югов, служащий в Чердыни – 61.

Яборова, служащая в Чердыни – 61.

Яворская Е. С., чердынская знакомая Кураева – 82, 93.

Ягода Г. Г. (1891–1938), с 1924 – заместитель председателя ОГПУ, в 1934–36 – нарком внутренних дел СССР - 71, 92.

Яковлев Н. В., (1882–1960), пензенский коммунист. 6 сентября 1936 года арестован «за связь с Кураевым» – 41.

Якушев, председатель Чердынского районного Совета – 31.

Янишевский, товарищ Кураева в студенческие годы – 43.

Ярославский (Губельман) Ем. М. (1878–1943), в 1923-34 – член Президиума, секретарь ЦКК ВКП (б) - 7, 71-76, 92.

 

 

В предисловие   Назад   Указатель имён