На главную     Другие научные статьи

М.С. Полубояров (Москва)

Из опыта создания электронного ресурса исторической топографии населенных пунктов Пензенской области

Демократизм всемирной сети открывает большие возможности для изучения истории городов и сел России. Во всех или почти во всех республиках, краях и областях изданы региональные энциклопедии. В них, наряду с другими материалами, опубликованы и статьи о наиболее значимых, с точки зрения экономики, социологии, истории и культуры, населенных пунктах. Но это лишь крохотная часть фактического материала о биографиях селений. Сверхзадача состоит в описании всех городов и сел, когда-либо существовавших и существующих в современных границах субъектов Российской Федерации. Ее реализация имеет, на мой взгляд, не только не только местное, но и общенаучное значение, по крайней мере для историографии российской, как метод познания от частного к особенному и общему. Описать все населенные пункты – задача сверхсложная. На издание этого большого труда не везде найдутся средства. Что же делать? Остается интернет, а в будущем, возможно, оцифровка материалов хотя бы для архивов и библиотек на более совершенных носителях информации, способных хранить ее сотни лет (современные компакт-диски рассчитаны на работу в течение нескольких лет).

Интернет-ресурс тоже имеет недостаток. Чтобы выложить в сеть свою работу, надо регулярно платить владельцу хостинга. Но авторы не бессмертны. Когда-нибудь наши сайты станут недоступны. Авторы трудов, на создание которых ушли годы, рискуют утратить труды, а вместе с ними и своё авторство. Вряд ли стоит рассчитывать в ближайшее время на государство. Пока оно мало заботится о сохранении и защите интеллектуальной собственности. И здесь, возможно, кое-что может сделать Союз краеведов России. Который мог бы взять на себя труд по пропаганде, организации хранения и защите информации, созданной краеведами. СКР уже располагает собственным информационным ресурсом в сети. К нему можно добавить новый проект с условным названием «Библиотека российского краеведения». С двоякой целью: во-первых, для облегчения доступа пользователям сети к редким источникам; во-вторых, для сохранения на века и пропаганды работ современных краеведов. Крупной общественной организации легче, чем частному лицу, добиться выделения на эти цели гранта в рамках ассигнований на образование, науку или культуру. В финансировании проекта могли бы принять участие и краеведы. Разумеется, придется решить вопрос о праве собственности СКР на их произведения.

Не без умысла начинаю свое выступление с выдвижения идеи, актуальной для всех краеведов. Тупиковость теперешней ситуации очевидна. Принятия мер требует как общественная значимость краеведческих исследований, так и интересы краеведов, труды которых, увы, часто благодаря интернету, подвергаются беспощадному плагиату. Такому, что приходится вспоминать вещие слова Владимира Мономаха: «А мы что такое, люди грешные и худые?..» И т. д. «Другие собранное нами разделят».

Теперь на примере одного региона попытаюсь показать сложность и высокую гуманитарную значимость труда краеведа, взявшегося объять необъятное.

С чего начинался информационный ресурс «Весь Пензенский край»? В 1992 г. краеведы Пензенской области приступили к подготовке региональной энциклопедии универсального характера. В 2001 г. она была издана Научным издательством «Большая Российская энциклопедия». Мне было предложено подготовить несколько сотен статей на разные темы, в числе которых статьи о районах и населенных пунктах Пензенской области. Дело новое, до этого выходили в свет немногочисленные статьи по истории населенных пунктов, созданные основе преданий и воспоминаний, отрывочных, бессистемных сведений. Предстояло погрузиться в дела центральных и областных архивов, изучить литературу, посылать запросы в районные и сельские администрации о современном социально-экономическом положении районов, городов и сёл. Положение осложнялось тем, что Пензенская область образована в 1939 г. из территорий, выделившихся из трех областей. Поэтому разброс источников довольно велик. По результатам проведенной работы на страницах «Пензенской энциклопедии» появилось 134 статьи о населенных пунктах и 28 – о районах области.

Первыми источниками для автора статей стали информационные письма из органов местного самоуправления. Порайонную разбивку населенных пунктов в прежних и современных границах Пензенской области удалось осуществить благодаря хранящимся в архиве Пензоблстата сборникам переписей и спискам населенных мест за разные годы.[1] К ним добавилась информация из известных «Списков населенных мест Российской империи», выпущенных местными статистическими комитетами в середине XIX в., погубернских сборников статистических сведений, подготовленных земствами в 1880–1890-е гг., сборников «Статистики Российской империи. Волости и гмины…» (СПб, 1890), «Первой всеобщей переписи населения 1897 г.» (СПб, 1903–1904), материалам земской сельскохозяйственной переписи 1910–1912 гг. и оценочно-статистических отделений земских управ (они также были напечатаны), паспортам районов и районных центров на 1 января 1940 г.[2] Использовались материалы Всесоюзной переписи населения 1926 г., опубликованные в виде поволостных и алфавитных списков населенных мест (Пенза, 1928; Кузнецк, 1928), за 1930 г. – порайонных списков Средне-Волжской области (Самара, 1931).

Ценным источником при описании крепостного права в Пензенском крае стали опубликованные в Санкт-Петербурге (1860 г.) «Приложения к Трудам Редакционных комиссий для составления Положений о крестьянах, находящихся в крепостной зависимости. Сведения о помещичьих имениях». В них представлены имения с числом 100 и более ревизских душ и богатый фактический материал.

XVIII век удалось описать при создании энциклопедических статей благодаря документам, выявленным в Российском государственном архиве Древних Актов (РГАДА): это камеральные и краткие экономические примечания к картографическим материалам Генерального межевания, переписные, ландратские книги и ревизские сказки, топографические описания наместничеств.[3] История возникновения селений в XVII в. массово представлена в отказных книгах Пензенского и соседних уездов,[4] спорных делах Межевого архива, имеющих особую ценность благодаря тому, что в них цитируются древнейшие, ныне не сохранившиеся подлинники актов о пожаловании земельных наделов.[5] Реже использовались материалы Патриаршего приказа: большой объем работы вынуждал вести архивную «охоту» прежде всего за документами, в которых начальная история населенных мест Пензенского края представлена массово, лист за листом. Кроме того, история строительства первых церквей изложена в ряде печатных изданий.[6]

На этапе подготовки статей для «Пензенской энциклопедии» собранных материалов оказалось так много – гораздо больше, чем требовалось для энциклопедии, – что было жаль бросать его невостребованным. Так появилась идея создания историко-топографического описания всех населенных пунктов, расположенных в современных границах Пензенской области. Сюда вошли не только существующие, но и когда-либо существовавшие и прекратившие существование в связи с выездом населения, либо оказавшиеся в черте других населенных пунктов. К настоящему времени, когда работа близится к завершению, набралось 3887 статей.

Ресурс сохраняется на жестком диске компьютера, копируется как резервный на USB-накопители (или попросту флешки), постоянно пополняется и по мере готовности тех или иных глав и разделов перерабатывается на язык гипертекстовой разметки, после чего закачивается в интернет. Ресурс «Весь Пензенский край» представляет собой фрагмент авторского портала «Суслоны» (суслонами в русской деревне называли сослоненные специальным образом в поле снопы для лучшего просушивания). Помимо раздела «Весь Пензенский край», авторский портал содержит разделы «Библиография», «Топонимика», «Отказные книги Пензенского края», «Историческая библиотека Поволжья», «Научные статьи» и другие. Композиционно кое-что хотелось бы изменить, но, к сожалению, на перекомпоновку портала нет времени.

Издать материалы раздела «Весь Пензенский край» (а он самый крупный на портале) нет никакой возможности. Это 4,5 млн знаков плюс диаграммы. По объему созданный проект равен трем томам, сопоставимым по формату со сборниками наших Всероссийских краеведческих чтений.

С 2007 г. ресурс размещается в интернете и пользуется популярностью. Свидетельство тому – стабильно высокая посещаемость заинтересованной частью общества и несколько тысяч писем, поступивших от гостей портала по электронной почте со всех концов планеты, от Москвы до Новой Зеландии. Точная статистика и география посещений ведется на сервере хостинга и в каталоге «Топ-100» поисковика «Rambler». На авторском портале нет рекламы, это не коммерческий проект и не интернет-магазин. Автор не предпринимал никаких действий по так называемой «раскрутке» ресурса, единственное, что пришлось сделать, это ввести данные о нем в поисковые системы «Yandex», «Rambler», «Google», «Апорт». Есть другие популярные в России поисковики типа «Alta Vista», «MSN Search» и т. д., через них также без труда можно выйти на авторский портал «Суслоны», просто набрав в поисковой строке это слово или фамилию автора.

Несмотря на пассивность автора в деле продвижения своего продукта в сети, на его титульную, индексную страницу ежемесячно заходят (в зависимости от времени года) от полутора до четырех тысяч посетителей. Если же говорить о страницах-хитах (так называются страницы, на которые гость заходит непосредственно, минуя индексную), то ежемесячно пользователи открывают от 35 до 75 тыс. хитов. В основном интересуются разделом «Весь Пензенский край». Судя по обращениям через электронную почту, его основной контингент не только краеведы, но также преподаватели, студенты, исследователи родословных, кладокопатели, туристы. При этом следует отметить, что с содержанием ресурса «Весь Пензенский край» знакомы гораздо больше людей, чем фиксируются на хостинге. Дело в том, что копии ресурса публикуются на десятках сайтов районов, городов, сельсоветов, образовательных учреждений Пензенской области. В том числе на информационном домене www.inpenza.ru. Число посетителей на сайтах, дублирующих содержание раздела «Весь Пензенский край», невозможно определить даже приблизительно. Вот что такое всемирная сеть и вот почему краевед не должен скептически относиться к ее информационным и поисковым возможностям!

Ресурс «Весь Пензенский край» имеет примечательный подзаголовок «Историческая топография Пензенской области». В отечественной историографии (зарубежную не проверял) термин «историческая топография» не употребляется. Во всяком случае, мне такие факты неизвестны. Среди научных дисциплин всем нам хорошо знакомы такие термины, как «Военная топография», «Топографическая анатомия», «Историческая антропология», «Историческая география», «…психология», «…социология», «…геология», «…демография»… В этом ряду не должен выглядеть чужеродным и термин «историческая топография» применительно к комплексному изучению отдельных местностей. Греческое слово «топография», как известно, означает «описание места». Определение «историческая» – конкретизирует понятие, связывая его с приемами и методами, позволяющими исследовать обстоятельства основания и развития селений (районов, регионов) как цельного образования, без изъятий, используя географические, административно-территориальные, демографические и иные характеристики.

Предметом изучения исторической топографии является в нашем случае один из регионов и составляющие его части в виде районов и селений (существующие и прекратившие существование) как объекты исторического процесса. Термин «историческая топография» частично совпадает с такими, как «регионоведение» и «краеведение». И все же заметна дифференциация, поскольку берется не только история наиболее примечательных чем-либо населенных пунктов и районов, но и административно-территориальная принадлежность в исторической ретроспективе, привязка к местности, географическая характеристика, данные демографии и т. д. От любительского краеведения материалы ресурса «Весь Пензенский край» отличаются также многочисленными ссылками на источники получения информации.

Таким образом, историческая топография это сплошное описание определенной территории, с географической привязкой описываемых объектов к естественным природным и административно-территориальным образованиям в исторической ретроспективе. Историческая топография – есть междисциплинарная отрасль научного знания на стыке истории, географии, краеведения, экономики, социологии и демографии.

Статьи создаются по шаблону, в определенной последовательности. Вначале описывается район в целом: когда образован, в составе какой области, занимаемая площадь, численность населения, краткая географическая характеристика, включающая рельеф, климат, почвы, природные богатства; основные субъекты экономической деятельности и специализация хозяйств, объекты социального значения. Отдельным подзаголовком выделен подраздел «История населения района»: когда постоянное население появилось на территории данного района и в связи с чем, динамика заселения, национальный состав. В Пензенском крае класс первопоселенцев обычно составляли служилые люди, прибывшие по указам великих государей в XVII – начале XVIII вв. для несения пограничной службы. Вслед за ними получали земли в качестве жалования за службу уездные дворяне, бояре, стольники и прочие дворяне «московского чина», монастыри. После завоевания Азова, по указу Петра Первого, часть служилых людей Пензенского и соседних уездов переведена «навечно» в Азов и городки по рекам Медведице и Хопру. Опустевшие дворы заняли крестьяне известных в России дворянских фамилий, получивших в Пензенском крае земли отнюдь не благодаря близости к великому государю. Царь Петр поступил весьма благоразумно. Ему было важно немедленно заселить опустевшие казачьи дворы крепостными Нарышкиных, Голицыных, Долгоруких, Головкиных, Шереметевых, Шафировых и других видных сановников. Только они, имея многочисленные людские ресурсы, имели возможность быстро, в течение нескольких месяцев, перевести своих крестьян из центральных уездов и поселить в брошенных казачьих дворах. Для правительства было важно, чтобы у сосланных в Азов служилых людей не было соблазна бежать в свои дворы от тягот азовской службы.

В описании районов отдельными абзацами представлены безвозвратные потери населения в годы Великой Отечественной войны, перечень мемориальных, архитектурных, археологических объектов, имен выдающихся людей – уроженцев района, или связанных с ним по роду деятельности. Завершает описательную часть районов информация о численности населения в его физических границах на момент переписей и в современных административных границах. В связи с многочисленными изменениями в административно-территориальном устройстве как губернии и области в целом, так и районов, эти цифры далеко неравнозначны. Бесконечная перетасовка границ областей, районов и сельсоветов создает порой непреодолимые препятствия для изучения демографического процесса в далеком прошлом и в тридцатые годы ХХ в.

Очерки о районах завершают две диаграммы. На первой представлена кривая абсолютной численности населения по наиболее значимым датам. Это – конец XVIII в. (когда в основном завершилась колонизация уездов Пензенского края). Далее – середина XIX в. (отмена крепостного права, реформа государственной деревни), канун Первой мировой войной и революционных событий. И, наконец, приводятся данные всесоюзных переписей населения 1926 г. (конец Первой мировой и Гражданской войн), 1939 г. (потери от коллективизации и голода), 1959 г. (потери в годы Великой Отечественной войны), 1989 г. (последние годы существования Советского Союза), 2004 г. (первые 13 лет в составе Российской Федерации). Перепись 2010 г. не попала из-за нехватки времени на обработку материалов; в дальнейшем этот пробел, надеюсь, удастся восполнить. Вторая диаграмма показывает среднегодовое движение населения, по сравнению с предшествующей датой. На начало февраля 2013 г. диаграммы помещены в очерках о 13 районах из 28. Цифровая обработка полученных данных продолжается.

Особую трудность представляет отсутствие демографических данных за 1939 г. Уничтожены итоги не только Всесоюзной переписи 1937 г., о чем хорошо известно, но и весь первичный материал на уровне селений и сельских советов повторной переписи 1939 г. В архивах удалось найти лишь предварительные списки, сверстанные по похозяйственным книгам сельсоветов, 18-ти из 39 районов, существовавших на начало 1939 г. в границах вновь образованной Пензенской области.[7] После укрупнения они были включены в состав 28 ныне существующих районов, кроме двух, переданных Ульяновской области. Эта часть районов с известными данными за 1939 г. дает возможность вычислить оценочную численность жителей по населенным пунктам с неизвестными данными за тот же год. Оценочно она исчисляется в виде процентного соотношения между данными 1926 и 1939 гг., предполагая, что в «темной» части укрупненного района динамика численности населения была такой же, как и в той его части, где она известна за 1926, но неизвестна за 1939 гг. Такова методика разработки диаграмм.

В современной историографии утвердилась точка зрения, согласно которой реальные итоговые цифры переписи 1939 г. засекречивались с целью скрыть убыль сельского населения в связи с коллективизацией и голодом 1932–1933 гг.[8] Против этого трудно спорить. Однако что мешало приписать еще в 1937 г. недостающие три миллиона душ к объявленной И.В. Сталиным на XVII съезде ВКП (б) численности населения СССР, составлявшей 168 миллионов человек? Зачем проводить повторную перепись, если можно фальсифицировать и результаты переписи 1937 г.? Не скрывалась ли за мероприятиями по подготовке и проведении повторной переписи населения акция по поиску скрывающихся «врагов народа» и членов их семей?

Счетчики (а их отбирали тщательно, каждая кандидатура утверждалась решением исполкома районного Совета депутатов трудящихся)[9] заходили во все жилые помещения, включая лесные сторожки и бараки торфоразработок, имея на руках состав семей, выписанный из похозяйственной книге сельсовета. Всякий новый человек записывался в переписной лист – так полагалось по инструкции. Вряд ли счетчики догадывались, что дают местному уполномоченному НКВД материал для доклада областному начальству и последующей оперативной разработки. Такое впечатление складывается на основании чтения протоколов заседаний райисполкомов, на которых внимание акцентировалось на задаче учета каждого человека.

Не меньшее значение имеет тот факт, что материалы переписи 1939 г. абсолютно не использовались в работе областного планового управления и районных отделов планирования. У них просто не имелось на руках материалов переписи по области и району. Ее итоговые документы не публиковались и не высылались в республики, края и области, как это имело место в 1926 г. Они исчезли на полвека в засекреченных фондах архива Центрального управления народнохозяйственного учета (ЦУНХУ) Госплана СССР.

Сведения, полученные по районам Пензенской области в результате нашего пересчета и перевода селений из прежнего административно-территориального деления в нынешний, показывают, что наивысшая численность сельского населения оказалась в 1926 г. Несмотря на потери в Первой мировой войне, во время революции и в гражданской войне. Фактически, как показывают списки населенных мест Средневолжской области (в ее состав входила большая часть Пензенской), пик численности населения приходится на 1930 г. Причем числовые показатели достаточно надежные, так как составлялись по данным сельсоветов районными и краевыми органами ЦУНХУ, без какой бы то ни было политической надобности, в интересах развития планового хозяйства. Резкое падение численности населения произошло между 1930 и 1939 гг. Данный факт подтверждает объективность крестьян, вспоминающих двадцатые годы как лучшее время для развития крестьянского хозяйства, а худшее – тридцатые годы. По нашим данным на уровне одной области, это была демографическая катастрофа. Среднегодовые потери населения между 1926 и 1939 гг. в разы превышают аналогичные показатели между 1939 и 1959 гг. В Бессоновском районе, расположенном по соседству с областным центром и по благосостоянию жителей относящимся к числу наиболее успешных, ежегодные потери населения между 1926 и 1939 гг. составили 1102 человека, в то время как между 1939 и 1959 гг. – лишь 272. В Кондольском районе (с 2006 г. – часть Пензенского района) среднегодовая убыль населения между 1926 и 1939 гг. составила 993, а между 1939 и 1959 гг. – 364 человека. Правда, значительное число молодых жителей пригородных районов манила городская жизнь. Но и отдаленные районы пострадали не меньше. Так, соотношение ежегодных потерь населения между аналогичными датами в Вадинском районе составило 1380 и 556, Бековском – 1450 и 165, Малосердобинском – 1893 и 267, Никольском – 1418 и плюс 179 (в 1954 г. Никольск обрел статус города). Картина во всех районах одна и та же: Великая Отечественная война для крестьян, судя по демографии, оказалась менее разрушительным событием, чем коллективизация.

После очерка о районе в разделе «Весь Пензенский край» опубликованы как обширные статьи (о наиболее важных и интересных в историческом плане селениях), так и краткие сведения (о хуторах, лесных сторожках, железнодорожных будках, мельницах и т. п.). Структура статей о населенных пунктах включает разные варианты их названий, наименование сельсоветов, расстояние до них, географическое положение. Число хозяйств и жителей на начало ХХI века. Происхождение названия. Время и обстоятельство заселения. Категория первопоселенцев и имена помещиков. Важнейшие события в жизни селения. Особенности хозяйственной занятий и быта. Знатные земляки. Демографическая часть статьи включает в себя численность населения по четвертой или пятой ревизиям 1782–1795 гг., данные на середину XIX в., период, предшествовавший Первой мировой войне, по итогам переписей 1926, 1939, 1959 и 1989 гг. Все эти данные послужили исходным материалом для анализа демографической ситуации в целом по району от времен Екатерины II до первого десятилетия XXI в.

Особенность исторической топографии состоит в том, что ее методы позволяют получить точные данные об историческом процессе в современных административно-территориальных границах исследуемого объекта. Она дает возможность прогнозировать, куда несет нас «река истории», к благополучному будущему или уже пора создавать новое «Слово о погибели Русской земли». Полученные результаты по одной из центральных областей России, к сожалению, не дают повода для оптимизма.

 

[1] Итоги Всесоюзной переписи 1989 года. Том I. Численность населения Пензенской области. Пенза, 1990; Том III. Сельские населенные пункты Пензенской области. Пенза, 1990; Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года. Форма «Б». Б. м., б. г., 103 л.; Численность сельского населения Пензенской области на 1 января 1996 г. Пенза, 1990; Численность населения в сельских населенных пунктах Пензенской области на 1 января 2004 г. (По данным сельсоветов). Пенза, 2004.

[2] Государственный архив Российской Федерации, ф. А-374, оп. 23, д. 504.

[3] Российский государственный военно-исторический архив, ф. ВУА, д. 18912; там же, ф. 846, оп. 16, д. 19017.

[4] РГАДА, ф. 1209, оп. 2, дд. 6467, 6492, 6502, 6505, 6506, 6542–6544, 12113, 12133.

[5] РГАДА, ф 1326, оп. 2, дд. 664, 940; ф. 1335, оп. 2, д. 2318.

[6] Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории колонизации Саратовского северо-восточного края до второй половины XVIII века // Труды Саратовской ученой архивной комиссии. Т. III, вып. II. Саратов, 1891; Попов А. Е. Церкви, причты и приходы Пензенской епархии. Пенза, 1896.

[7] Справочник по административно-территориальному делению Пензенского края (1663–1991 гг.). Пенза, 2003. С. 12.

[8] См., например: Тольц M.С. Недоступное измерение // В человеческом измерении. М., 1989. С. 325–342; Волков А.Г. Как стало кривым зеркало общества // Вопросы статистики. 1997. № 3. С. 18.

[9] См., например, протоколы заседаний Лунинского райисполкома Пензенской области за 31 августа 1938 г. – 31 марта 1939 г.: Государственный архив Пензенской области, ф. р.-515, оп. 1, д. 171.

На главную     Другие научные статьи