На главную страницу     На «Весь Пензенский край»

ОТКАЗНЫЕ КНИГИ ПЕНЗЕНСКОГО КРАЯ

© Полубояров Михаил Сергеевич, редакция, составление, 2003-2008 гг.

От составителя

1

2

3

4

Отказные книги Пензенского, Наровчатского, Керенского уездов

РГАДА, ф.1209, оп.2, е.хр.6544.

6544-1. Лл. 61-72 об. О дачах на реке Ломовке и Кутлинских липягах Шукшинского стана Пензенского уезда, 1744 г. Упоминание о дачах 194 года Григорию Федоровичу Мартынову и последующих многих менах и продажах. На лл. 71 об.- 72, чертеж этих земель (сильно выцвел, но читается).

 

6544-2. Лл.73-77. Промемория от 27 сентября 1744 г. и отказная книга (нижняя часть листов оборвана) 137 и 138 гг. о землях дворцовых крестьян села Кавендры Нарочатского уезда, выборный от которых Григорий Иванов с товарищами объявил, что «по писцовым и межевым книгам 137, 138, 160 г. да по мерным 188, 189, 189 годов книгам отведено и отмежевано их села Кавендры дедом и отцом во владение тяглой дворцовои земли и сенных покосов в урочищах по обе стороны речи Мокши и по другим, а в прошлых де давних годех завладели тою их землею и сенными покосы Нижеломовского уезду дворяне и однодворцы, на которои иные построились и домами, а имянно деревня Старая Кавендра, деревня Подболотья, Неклюдовчина тож, деревня Семи Берез, Дурасовка тож. А в данных де ис книг (? – конец листа оборван) 186, 187 и 188 годов им, завладетелям, выписям(и? – здесь и далее конце листа оборван) показаны те земли в отводе ис примерной их же кавендровской земли, которая отстоит в дачах у них, в чем в данной им из оных книг выписи показано имянно. И от того де они претерпевают немалую нужду, и всегда от тех завладетелей чинятся великие обиды. И требовано, чтоб тем их и сенным покосам по писцовой выписи межи и грани возо(бнов)ить вновь и боде (так!) почему завладетели тою их землею владеют, крепостей никаких не имеют и для того з данной им, села Кавендры, крестьяном из оных писцовых и переписных книг выписи прислал он, управитель, копию. И по ея императорского величества указу в главной дворцовой канцелярии определено в государственную вотчинную коллегию послать промеморию и при той о дачах  со оной данной им, села Кавендры, выписи сообщить копию, которая при сем промемории и сообщена, по которой требовать, чтоб для оного отмежевания и возобновления означенных межей и граней, дабы дворцовым крестьяном от смежных помещиков обид и налог чинено не было послан был от тои коллегии нарочной, и кто определн и послан будет, о том бы для ведома в главную дворцовую канцелярию сообщено было известие.

И государственная вотчинная коллегия да благоволит учинить по ея имраторского величества указу сентября 24 дня 1744 году».

С л. 74 – копия писцовой и межевой книг, из которой видно, что в 1629 году уже существовали некоторые села на территории Наровчатского района:

«137, 138 годов написано село Кавендра на реке на Мокше, а в нем церковь во имя Рожества Христова, деревянная, с трапезою, рублена клецки, в той же церкви предел преподобного Феодора Секиота не освящен, а в церкви Рожества Христова образов Деисус семь образов, да месных образов – образ Рожества Христова, образ Феодора Секиота, двери царские святилетели, Деисусы ниясные образы, и царские двери на прозелени…» и т.д. до л. 77 (низ листов и по краям оборованы).

 

6544-3. Лл. 125-128. Из копии отказной книги Керенского уезда 1745 г. по делу канцеляриста Шацкой провинциальной канцелярии Алексей Перфилов, который просил ему отказать землю после умершего брата Ивана. А в отказной книге 21 мая 207 года было написано:

«Отказано керенцом Ивану Васильеву сыну Евсюкову, Василью Никифорову сыну  Малцову, да Керенские приказные избы подьячим Корнилу да Лукьяну Протопоповым, Ивану Перфильеву с товарыщи сту шти человеком из порозжих земель в Керенском уезде за керенским валом, едучи от Керенска на реку Ноксазгу, по Воронской казачьей стешке до речки Буртасу и через речку Буртас до речки Трупая до Красного Карка и до Орьевской дороги урочищи по пятидесят четвертей человек, сенных покосов по тысяче копен, в том числе и оному Перфилову пятдесят же четвертей в поле, а в дву по тому ж, ченных покосов на тысячу копен».

(Список 106 человек, получивших там земли дан в копии указа великого государя от 21 мая 7207 г.).

«И тое их отводной помесной земли первое урочище – от Ишмаметева липяга по Воронской стешке, перешед речку Ноксазгу, поставлен столб дубовой, на нем две грани, а от того, от речки Ноксазги по граням и урочищам, по той же земской Воронской стешке… до реки Буртасу правая сторона.., а у речки Буртасу на правой сторон стешки набиты на дубу две грани.., поворотя направо до речки Трупая, что пала устьем в речку Буртас, вверх речкою Трупаем по гранем же помесных земель стольников Василья да Алексея Салтыковых, Ивана Поливанова, правая сторона челобитчиков Ивана Евсюкова с товарыщи, а от тех граней поворотя налево тою ж Воронскою стешкою по левой стороне до Поимских вершин.., поворотя на право, на березу голенасту, на ней набиты две грани, а та береза стоит  на устье суходола, а от тое березы тою ж Поимскою вершиною поворотить направо через лощину и через ов (?) большую Казачью дорогу на Кряной (?) Кореек (?), а в том Корке озера, да в том Карке на березе набиты две грани – одна указывает через Козачью дорогу к Поимской вершине, а другая указывает к вершине полем.., а от тои березы вниз вершиною  чрез речку Грязновку, Колесная тож, к вершине на березу… к Орьевской дороге… тою Орьевскою дорогою на дуб…тою ж Орьевскою дорогою до речки Буртас и вверх речкою Буртасом до речки Ноксазги до первого урочища».

На отказе были мордва деревни Пичпанды – станишники Артюшка Шичкасев, знамя ево (изображение знамени),  Бирка Жданов (знамя), деревни Лунбар Леонка Афонасьев (знамя), Бояшка Мялушев (знамя), Жданка Шичеватов (знамя)…

 

Отказная книга Пензенского уезда

РГАДА, ф.1335, оп.2, е.хр.2318.

 

2318-1. Лл. 71-73 об. (Копия 1800 года). 208 году (1699) ноября в 27 день, по указу и по наказу стольника и воеводы Гаврилы Яковлевича Тухачевского с товарищи велено ехать пензенские приказные избы подьячему Якову Дмитриеву в Пензенской уезд, за вал, в урочища на речку Ардым, да на речку Кондал для того.

В нынешнем 208-м году октября в день в грамоте из приказу Казанского дворца на Пензу к стольнику и воеводу Гавриле Яковлевичу Тухачевскому, за приписью дьяка Макара Полянского, писано: по челобитью стольников Лариона Телепнева, Дмитрея Загоскина, Ивана да Якова Якушкиных, Веденикта Зубова велено в Пензенской уезд за вал, в урочища от речки Нянги, речкою Кондалью, до вершины речки Ардыма и Ардымом речкою вниз до речки Каменки, а Каменкою речкою до вершины, в утоенное поместье Пензенские приказные избы подьячих Гаврилы Дертева, да сына ево Федора, да Другова ево сына Осипа, который ныне в Саратове в приказной избе в подьячих, с Пензы послать кого пригоже и сыскать; и буде та земля порозжа и в тех местех московских чинов дачи даны, и тою землю велено измереть в десятины и положить в четверти и из той земли отказать нынешним челобитчикам стольникам (перечисляются те же имена)… в указное число, по указу, с сенными покосы и со всеми угодьи.

А на Пензе в приказной избе в сказке Пензенские приказные избы подьячих Гаврилы, да Федора, да Осипа Дертевых, какову они подали в 199-м году ноября в день стольнику и воеводе, что ныне думной дворянин, Ивану Ивановичу Щепину, написано: сказали они, Гаврила, и Федор, и Осип против челобитья князь Григорья княж Прохорова сына Долгорукова да Осипа Мертваго, что за ними, Гавриилом, да Федором и Осипом в Пензенском уезде поместья в разных местех написали, имянно, а сверх де того, что они в сказке своей написали, поместья нет, а что им…дано в прошлом во 198-м году июля в 9 день и отказано поместье в Пензенском уезде по речке Каменке и по речке Ардыму, да по речке Кондале, в той своей сказке то свое поместье утаили и в сказку не написали. Да били челом государю, а на Пензе в приказе стольнику и воеводе Гаврилу Яковлевичу Тухачевскому с товарыщи стольников Лариона Телепнева человек Кондрашко Алексеев, Ивана да Якова Якушкиных человек Гришка Гаврилов, Веденихта Зубова человек Ивашка Силин, чтою пожаловал их, велел по той своей грамоте для отказу вышеписанной земли помещиков их с Пензы послать, и велено взять с собой сторонних людей и вышеписанные урочищи в утаенное поместье подьячих Гаврила, да Федора, да Осипа Дертевых приехав, и тое землю описав по урочищам, измереть в десятины и положить в четверти и из той земли отказать в поместье в указное число стольником Лариону Телепневу, Дмитрию Загоскину, Веденихту Зубову по триста по пятидесяти четвертей человеку в поле, а в дву по тому ж, Ивану да Якову Якушкиным по сту по пятдесят четвертей человеку в поле, а в дву по тому ж, к прежнему их поместью, им, Ивану да Якову Якушкиным, дано в указное число в 207-м году на речке Кондале и на речке Ардыме и на речке Каменке по двести четвертей человеку, с лесы, с сенными покосы и со всеми угодьи, и то поместье за ними, Ларионом Телепневым, да за Дмитрием Загоскиным, за Веденихтом Зубовым, за Иваном и за Яковом Якушкиными, велено написать в отказные книги имянно.

И по указу и по наказу стольника и воеводы Гаврила Яковлевича Тухачевского с товарыщи Пензенские приказные избы подьячей Яков Дмитриев в Пензенской уезд в утаенное поместье Пензенские приказные избы подьячих Гаврила, да Федора, да Осипа Дертевых ездил и в том их поместье, что ему, Гаврилу с детьми, отказано во 198-м году в урочищах от Лемзяевского лесу вниз по речке Каменке до устья левая сторона, а от устья Каменки вверх речки Ардыма до вершины речки Кондали, а с вершины речки Кондали на них той речки Кондали до устья, до реки Нянги левая ж сторона, и в тех урочищах при сторонних людях землю измерять в десятины и положить в четверти, а измеряя, отказать в поместье в указное число стольником Лариону Телепневу, Дмитрию Загоскину, Веденихту Зубову по триста по пятидесяти четвертей человеку в поле, а в дву по тому ж, Ивану да Якову Якушкиным по сту по пятдесят четвертей человеку в поле, а в дву по тому ж, с лесы и с сенными покосы и со всеми угодьи.

А сторонние люди у отказу той земли были пензенские пешие стрельцы Иван Никитин сын Влазнев, Филип Иванов сын Кростелев, Родион Степанов сын Носов.

 

Отказные книги по Керенскому и Шацкому уездам

РГАДА, ф. 1209, оп. 2, е. хр. 12113.

 

12113-1. Лл.33-38. По указу от ноября 1730 г. подьячий Керенской воеводской канцелярии Мальцев ездил «в Керенский уезд, в степь, за вал, в село Сергиевское, Летева тож, да в село Дмитриевское, Буртас тож», чтобы отказать в наследство Венедикту Поливанову имение его умершего отца Ивана Кочевина Поливанова. Есть список крестьян этих сел. Сторонними людьми при отводе земли отписные (на императрицу Анну Ивановну) крестьяне с. Знаменского, Буртас тож, д. Самарихи, д. Глебовщины (помещика Алексея Бронницкого).

 

12113-2. Лл. 197-201. В феврале 192 (1686) г. отказаны земли Андрею Кузмину, Степану Богатыреву, Акмаметю князь Кугушеву «в Керенском уезде за валом, от Ломовского лесу, через речку Тюревку, по Коровьи дорошки и по земской Воронской до Круглого липяга, до речки Ноксазги, вверх до вершины с урочищи» по 100 четвертей человеку, а в дву по тому ж. Кугушеву земля была пожалована за крещение: «…и во 192-м году Окмаметь мурза Сафаров сын Кугушев крестился в православную христианскую веру, по крещению имя ему Василий и пожалован во стольники и княжьим именем, а  служить ему велено с керенцы по прежнему… и в 207-м году марта в 22 день стольнику князь Василью Кугушеву ис того Керенского уезда за вечной мир с польским королем дано ему в вотчину» в д. Чиюше 134 четверти земли «да к тому в дадачу за керенским валом на речке Ноксазге с урочищи 26 четвертей… всего 164 четверти в поле, а в дву по тому ж». Потом он еще не раз получал в этом районе земли, и к 1728 году у него здесь было 635 четвертей земли в поле, а в дву по тому ж.

 

12113-3. Лл. 240-247 об. О даче земель на реках Чембар, Арчада, Хопер, Сердоба служилым людям нижнеломовцам Федору Озерову, Осипу Малахову и другим, а также солдатам выборного полка.

Копия указа великого государя от 27 января 1703 г. по челобитной нижнеломовцев Федора Ивановича Озерова, Осипа Ивановича Малахова, подьячего Пензенской приказной избы Афанасия Иванова и солдат выборного полка Кузьмы Кузьмича Шишкина с товарищами (всего 85 человек). В челобитной они писали: «поместья де за ними, заверстанными и не заверстанными (на государеву службу. – М.П.) в разных городех, не большие дачи, а за иными и нет нигде ни по единой чети». Они приискали себе земли за керенским, за ломовским и за мокшанским валами порозжую землю на реках Арцаде, Ченбаре, Хопре, Сердобе, Рузановке и просят великого государя пожаловать им ее за службу: Озерову, Малахову и Афанасию Иванову – по 30 четей в поле, а в дву по тому ж, солдатам – по 25 четей в поле, а в дву по тому ж, и сенных покосов по 1000 копен. А что за их дачами порозжей земли останется – ту отписать на великого государя.

31 января 1703 г. по грамоте великого государя и по наказной памяти и по приказу стольника и воеводы Ивана Федоровича Поливанова и подьячего Владимира Степанова подьячий Керенской приказной избы и пушкарь Антон Сапожников ездили «в степь, за вал за керенской и за ломовской, и за мокшанской на порозжнею землю по урочищам»… (см. выше). (В их челобитной было написано): «В прошлом в 201-м году, по указу великого государя.., велено ис Керенска воеводе Алексею Свищову да подьячему Якову Минину отвести в степе порожней земли в поместье в урочищах (по рекам Арчада, Ченбар, Сердоба, Хопер и др.) со озеры и со стоки, и с липяги, и со всеми угодьи; и в 208-м году по той великого государя грамоте послан был ис Керенска… подьячий Алексей Меньшов (с) служилыми людьми и про тою вышеписанную землю сыскивали и осматривали, и признаки чинили, и отгранили. И подьячий Алексей Меньшов, которой отказывал, умре вскоре, а после ево на ту их землю отказных книг в Керенску в приказной избе не сыскано, а сыскан ево, Алексеева руки, сыск 208 году, и с отказных книг им выписи не дано, потому что он, Федор Озеров, был на службе великого государя в Тетюшах два года воеводою.

А с прошлого 172 году (описка, надо: 1702) с марта месяца на реке Хопре у лесных припасов, по отписке из Азова от думного дворенина и воеводы Степана Богдановича Ловчикова с товарищи, а товарищи де ево и салдаты у тех же лесных припасов у ронки (рубке деревьев, от слова «ронять») и у гонки плотов, а иные в Озове годовали (пригнав плоты, жили до следующего года), и с той земли четвертных пошлин за службами иные не плотили. И чтоб великий государь пожаловал их, Федора Озерова с товарищи, велел вышеписанную порозжую землю им, челобитчикам, по прежней своей великого государя грамоте и по сыску 208 году, и по прежним признакам и по помети (памяти) 1702 году февраля 23 числа стольника и воеводы Ивана Засецкого учинить отказные книги и с четвертей достольные (остаточный долг) печатные, пошлинные деньги при них и те отказные книги ис Керенска стольнику и воеводе Ивану Федоровичу Поливанову да подьячему Володимеру Степанову послать к Москве в приказ Казанского дворца. И с отказных и с описных книг дать им владенную выпись (…).

А в грамоте великого государя… в Керенск к воеводе Алексею Свищову да к подьячему Якову Минину написано: велено против челобитья (имена вышеуказанных лиц) порозжую землю сыскать многими людьми, и буде в сыску многие обыскные люди скажут, что та земля лежит порозжа, в поместье, и в вотчину, и на оброк не отдана, и ни х каким землям не приписана, и не татарская, и не мордовская, и не черемисская, и не ясачная, и не владеет ею нихто, и спору о той земле ни от кого не будет, и тою порозжую землю велено измерить в десятины и положить в четверти (…), и тою порозжую землю отказать челобитчиком Федору Иванову сыну Озерову, да Осипу Иванову сыну Малахову, да… подьячему Афонасею Иванову по тритцети чети человеку в поле, а в дву по тому ж, выборного полку салдатом Кузме Шишкину с товарищи – по дватцети по пяти чети человеку в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов по тысяче копен, против их челобитья, в поместья со всеми угодьи – верстаным в оклады, а неверстаным – вновь к старым их поместьям. А что сверх их дач тое порожней земли останетца в лишке, и тою порозжую землю велено отписать на великого государя (…).

А в сыску в 208-м году нижеламовских грацких и уездных конных и пеших казаков пятидесятников – восмь человек, десятников – тритцеть пять человек, рядовых – сто адин человек, всего сто сорок четыре человека, сказали по святей непорочной евангельской заповеди господни, еже ей-ей, то де они владеют в степи за керенским, и за ломовским, и за мокшанским валами, в урочищах от усть речки Арцады, где впала в реку Хопер, и от того арцадинского устья вниз по реке Хопру по обе стороны и по реке Сердабе по обе ж стороны и до речки Рузановки, а от той речки Рузановки прямо степью до речки Шавталей, что впала в реку Ченбар, а от той речки Шавтелей вверх по реке Ченбару до ченбарских вершин, прямо до речки Арцады, и тою речкою Арцадою вниз до устья, где пала та речка в реку Хопер. Порозжая земля дикое поле – есть, в поместья, и в вотчину, и на оброк никому не отдана, и ни х каким землям не приписана.

(Приводится список, кому отказана земля. Однако перечислено лишь 79 имен нижнеломовцев «Озерова с товарищи» и 28 имен выборных солдат), и в том вышеписанном числе  отказано нижеламовцу Федору Озерову с товарищи осмидесяти трем человеком – по тритцети четей в поле, а в дву по тому ж, а выборного полку салдатам – каждому человеку по дватцети по пяти чети в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов всем по тысяче копен, с лесы, и с липяги, с озеры, и с ыстоки, и со всеми угодьи…

А той их вышеписанной земле первое урочище – ниже арцадинского устья, версты с три на низ, по реке Хопру, на правой стороне возле реки Хопра выше Хохулина истоку на дуб… через реку Хопер и на левую сторону на Бобров исток, а от того Бобрового истоку полем на Пензенскую дорогу, а тою дорогою на низ Хопра на при верх Рог-бора, а с Рог-бора возле Апришлины-бора ж, от степи, тем же бором Опришлиною ж, поворотя направо вкруте, через реку Хопер на правою сторону, против устья речки Рузановки, а на берегу речи Хопра – на сосну, что ниже устья речки Рузановки.., а от той сосны вверх речки Рузановки по левую сторону на угор – на столбу дубовом две грани; а от того столба прямо по левой же стороне вверх речки Рузановки на боярак, на дуб холостой.., вверх речки Рузановки на другой боярак, на дуб же холостой.., прямо полем на Спорной сырт, на Медвежей куст, а от того куста к реке Ченбару на Волчий курган, а от Волчья кургана через реку Ченбар на Петелин караул через лес, на дорогу, что ездят с Ломова х орловы (к Орлову – городу Орлу??), на реку Ченбар, и тою дорогою на дорогу ж против Большого Сота липяга, что ездят с Ломов(а) на реку Хопер, и тою Хоперскою дорогою едучи к Ломовым (Верхнему и Нижнему), до Мирорайской большой вершины, а на той вершине на левой стороне, по правую сторону Ломовской дороги, на угоре, на столбу дубовом  две грани – одна грань (указывает) назад к реке Ченбару и к Петелину караулу по дороге, а другая на низ по той вершине; а от того столба на низ по той Большой Мирорайской вершине до устья другой Милорайской же вершины на две березы... А тою вершиною вверх на три березы… вверх по той же вершине, а от тое вершины на сырт на марки (мары), и с тех Марков полем на дуб одинакой, холостой, розвиловатой… А от того дуба через сухой долец на три тальничка. А от тех тальничков через вершину на дуб холостой, что стоит на вершинке Малой речки Милораю.., а близ того дуба и от берез и через сырт – на большую вершину речки Малого Милораю. Через тою вершину и березово(й) гай прямо вверх по другой вершине тое ж речки Малого Милораю, и с той вершины, поворотя налево, по врашку ко дву липяшкам, что меж вершинок речки Малого Милораю. Подле Верхнего липяшка по левую сторону, на дубу холостом две грани: одна грань – назад по вершинке, а другая – через поле на два куста. А от тех кустов на Воронскую дорогу, что ездят на Мокшанской (пригород), а возле той дороги на поле на правой стороне на столб дубовой, две грани, а от того столба тою ж дорогою к липягу Коланам, а возле того липяга Каланов, поворотя с той дороги направо, на дубу холостом две грани. А от того дуба, круг липяга, на дубу ж холостом две грани; а от того дуба на дуб же холостой, что стоит меж липягов.., а от того дуба на вершину каланинскую, на березу.., а от той березы прямо полем на мару поставлен поставлен столб з гранми, а от того мара… к речке Ченбару на липяжок Кутярп Кечки, а у того липяшка в угоре на дубу холостом две грани. А от того дуба через речку Ченбар на липяжок Денеж Кечку, а от того липяшка прямо поле на мар, на том мару столб дубовой.., а от того столба Юнки на гай Байку Мучкас, а от того гаю через речку Юнку на сырт, на высокую дубровку… А от того дуба прямо степью на Мокрые кусты и на Моховые болоты, а у тех кустов на березе две грани.., и от березы прямо полем на вершинку, что пала в речку Большой Кашперец.., а от той вершинки… на вершинку ж, что пала  в тою ж речку Большо(й) Кашперец близ Хоперской дороги; а на той вершинке на березе две грани, а от той березы через Хоперскую Казачью дорогу на два мара, а о тех маров на Пещанскую вершину, что близ тое ж Хоперской Казачьей дороги.., а от той вершины… полем к реке Хопру на Большую Дубовскую вершину.., вниз по той Дубовской вершине к реке Хопру по левой стороне на березу кудрявую.., а от той березы к реке Хопру на угор(ь)е, на березу виловату.., а от той березы прямо к реке Хопру – в лугу столб березовой.., прямо лугом к реке Хопру Хопру, к первому урочищу… и к Хохулину истоку…

Платить челобитчикам пошлинных четвертных денег з дач с четверти по полу-три денги, итого с трех тысяч з девяноста пяти четвертей – восмь рублев дватцеть три алтына полторы денги. И те пошлинные денги взять сполна, опричь первых челобитчиков, что взято в Печатном приказе со шти человек.

А у отказу тое вышеписанной земли были сторонние люди Керенска города, выборного полку ротной писарь Василей Чернцов да нижеламовцы Никита Григорьев сын Чистяков, Иван Яковлев сын Чистяков, Спиридон да Василей Федотовы дети Ермаковы, Василей Иванов (сын?) Иноземцов, Иван Митрофанов сын Нагаев, Афонасей Фомин сын Чернышев…»

 

Приложение 1. Алфавитный список нижнеломовцев, которым отказана земля (кроме солдат выборного полка), по алфавиту.

 

Агишев Осип Прокофьевич

Алексеев Аким Архипович

Алеменовы Александр Иванович, Степан Герасимович, Феоктист Иванович

Ананьин Иван

Бармины (Бормины) Михаил и Никита Прокофьевичи

Бачиновы Александр Васильевич,  Еремей Михайлович

Бачюрин Симеон Трофимович

Богданов Тимофей Алексеевич

Бужениновы Матвей и Степан Степановичи

Веденяпины Василий Тимофеевич; Дорофей, Яков, Петр, Афанасий Григорьевичи

Детковский Яков Иванович

Елаев Константин Курмашев сын

Елизаров Борис Ананьевич

Енгатов (Енговатов?) Пимен Иванович

Енговатов Моисей Жданов сын

Епифанов Петр

Журавлев Михаил Петрович

Засецкие Осип Степанович, Иван Осипович

Иванов Афанасий (подьячий)

Карповы Андрей Никифорович, Иван Иванович

Кобашевы Захар Масеевич, Григорий Максимович

Кобяшов  Андрей Семенович

Кожевниковы Герасим и Иван Яковлевичи

Кугушев Иван Иванович, князь

Кубатов Василий Степанович

Лачиновы Петр и Дмитрий Ивановичи

Малаховы Осип Иванович, Михаил Осипович, Федор Иванович

Мамлеев Михаил Никитович, князь

Минин Иван Яковлевич

Немцовы Ананий Борисович, Андрей Яковлевич, Михаил Емельянович

Озеровы Федор Иванович, Михаил Петрович

Палеологовы Иван и Андрей Никифоровичи

Панков Данила Дмитриевич

Петров Максим

Поливанов Михаил Федорович

Польской Леонтий Борисович; Польские Федор, Матвей, Матвей 2-й Петровичи; Роман Семенович; Федор Федорович

Пополутов Любим Григорьевич

Потапов Алексей Иванович

Протопопов Афанасий Лукьянович

Протопопов Корнила (подьячий)

Рявкины Семен Иванович, Андрей Семенович

Савиновы Алексей и Сафрон Павловичи

Сергеев Родион Борисович

Тальков Елисей Васильевич

Чернцов Борис Васильевич

Черушев Федор Васильевич

Чюраев Афанасий Матвеевич

Чюфаровский Никита Клементьевич

Щегловы Алексей Ерофеевич, Петр Александрович

Щукин Иван Андреевич

Юлдашев Григорий

 

Приложение 1. Алфавитный список солдат выборного полка, которым отказана земля в Нижнеломовском уезде.

 

Бабин Андрей Иванович

Иванов Ефим Китаев сын

Истомин Александр Евсеевич

Касимовцов Григорий Фомич

Кобузев Александр Степанович

Корноуховы Яков Сидорович и Петр Семенович

Лебедев Сидор Максимович

Мамонтов Петр Ермолаевич

Новокрещенов Федор Семенович

Павлов Алексей Матвеевич

Пехтилев Иван Феоктистович

Подберезников Яков Григорьевич

Салагубов Малафей Михайлович

Серебряков Иван Иванович

Скомороховы Семен Абросимович и Иван Андреевич

Сажины(?) – 2 чел.

Стукаловы Павел Иванович и Никифор Емельянович

Суботины Александрович и Лаврентий Сергеевич

Чернавин Филат Сидорович

Шишкины Кузьма, Гаврила, Дмитрий и Степан Кузьмичи

 

12113-4. Лл. 285-289 об. В 1722 году подполковнику Ивану Ивановичу Нестерову, майору Григорию Сафонову с товарищами (всего 38 человекам) отказана земля в урочищах «от Рузановских вершин… вверх этою рекою… и до речки Большого Липяга… до реки Сердобы… вверх до межей и граней Сердобинской слободы корабельных лесов…» Упоминаются речки Песчанка, Ольшанка, Изнаир, Миткилей и «вверх Миткилеем до речки Вязовки, до Рузановских вершин».

 

12113-5. Лл. 385-387 об. О поездке верхнеломовского подьячего Данилы Швырева по указу от 11 июня 1738 г. в д. Мичкас для отказа недвижимого имения и крестьян Марии Ивановне Лачиновой, вдове секунд-майора лейб-гвардии Измайловского полка Дмитрия Григорьевича Чернцова. Деревня стояла на наемной земле казачьей слободы казака Михаила Вареного с товарищами. Сторонними людьми были пушкарь из Пушкарской слободы Степан Лушников, крестьяне новопоселенной деревни Мичкас Ермолая Степановича Вышеславцова, той же однодворец Петр Сажин, отставной солдат Андрей (фамилия неразб.), ясачный крестьянин той же деревни Исай Федоров.

 

12113-6. Лл. 461-463 об. 25 июня 1736 г. верхнеломовец, дворянин Илья Бронников и подьячий Алексей Букин ездил по спорному делу в село Большой Ченбар, Поляны тож, Верхнеломовского уезда. По полученному уездной канцелярией царскому указу надлежало справиться по межевым книгам 1703 года Артемия Болотова и подьячего Степана Маркова о недвижимом имении солдат Филиппа Смирнова, Андрея Сверева (Зверева?), Филиппа Аллилуева и других (всего 32 человека) о межевании им земли «в степи, за рекою Ламовым, по реке Большому Ченбару, по обе стороны от речки Ченбару, по правую сторону Волчья Кургана» и другим урочищам, где солдатам было от отказано по 25 четей в поле, а в дву по тому ж. Из своего имения солдаты продали по купчей от 25 июля 1715 г. дворянину Матвею Яковлевичу Балкашину 100 четвертей в поле, а в дву по тому ж. Однако другие солдаты говорили, что они не продавали землю. 25 сентября 1732 г. подьячий Верхнеломовской воеводской канцелярии Данила Шварев ездил со сторонними людьми из с. Тархова и с. Камынина для отказа этой земли Балкашину. Но когда они прибыли в село Поляны, то «солдаты Козма Балакарев с товарищи, собрався многое число людей, выслушав данную иструкцию (воеводской канцелярии) объявили ему, Швареву, при оных сторонных их людех спорною челобитную и при той челобитной надворною запись, якобы они ему, Балкашину, в помянутых урочищах земли не продавали». Отказ не состоялся. 22 марта 1736 г. Балкашин подал императрице новую челобитную, в которой вновь просил отказать ему купленную в 1715 г. землю, так как продавцы земли спорили «по научению подьячего Козьмы Смирнова», а теперь согласились, что земле «быть по той купчей за ним, Балкашиным».

 

12113-7. Лл. 483-490 об. Докладная и доезжая запись от 29 декабря 1738 г. об имении в с. Никольском, Абашево тож, умершего дворянина Александра Ивановича Милославского.

Из документов следует, что недвижимое имение в Абашево было куплено А.И. Милославским 4 июля 197 (1689) г. у вдовы Настасьи Ивановны Кокоревой «в урочищах промеж речки Шалдауса (так!) и речки Парцы и Ногайския дароги и моховых болот» 219 четвертей. За ним же, Милославским, по даче 194 (1686) г., «за пометою думного дьяка Федора Шакловитого», в отказной книге показана земля (100 четвертей) в тех же урочищах, доставшаяся от отца, отказанная последнему в 185 (1677) г. из примерной земли сверх дач Ивана Павловича Акинфиева.

В 1738 г. это имение в 319 четвертей, а в дву по тому ж, отказывалось двоюродному брату Льва Александровича Милославского (сына А.И. Милославского) – Александру Сергеевичу Милославскому. В это время в Никольском находились двор помещика «со всяким хоромным строением», дворовые люди (дан их список) и 48 дворов крестьян (дан список на 362 души обоего пола), в гумне три скирды ржи («в них двести семдесят копен»), три скирды овса («в них четыреста семь копен»), «да в земле посеянного к предбудущему 739 году ржи – тритцать восемь десятин». На отводе были сторонние люди – крестьяне капитана Ивана Свищова из с. Усть-Парцы и помещика Егора Родионовича Болакирева из с. Три Липяга.

 

12113-8. Лл. 510-516. Доношение и другие документы о продаже по купчей от 25 октября 1738 г. недвижимого имения того же Александра Сергеевича Милославского в том же с. Никольском, Абашево тож, бригадиру Григорию Яковлевичу Наумову. Дело было завершено (судя по дате доношения) 10 января 1739 г. На отказе были сторонние люди: крестьяне Петра Степановича Колычева из с. Покровского, Кошелевка тож, генеральши, вдовы Татьяны Полибиной из с. Дмитриевского, Три Липяга тож, Александра Федоровича Лачинова из д. Федоровки, подполковника Ивана Остафьева из сельца Шутовки и генерал-майора Петра Васильевича Измайлова из с. Абашеева.

 

12113-9. Лл. 527-530 об. Доношение, допросные речи и доезжая запись о продаже земли в 1738 г. в Керенском уезде, «в урочищах на реке Хопер, по обе стороны реки Хопра и по речкам Чанбару и Малорайке по обе стороны». Продавались 10 четвертей в поле, а в дву по тому ж, продавец – Роман Семенович Польской, покупатель – действительный тайный советник Юрий Юрьевич Трубецкой. За проданную землю Польской денег взял 9 рублей 23 алтына 2 денги. Польскому эта земля была отказана в 1703 г. по одной грамоте с Федором Озеровым и другими служилыми людьми (см. №12113-3). Сторонними людьми на отказе 1738 г. были крестьяне стряпчего Петра Андреевича Левашова и дворянина Кирилла Лавровича Чичерина из д. Вершины Верхнеломовского уезда, поручика морского флота Михаила Ивановича Еропкина из его сельца Богородицкого и Федора Никифоровича Телегина из сельца Крюкова.

 

12113-10. Лл. 583-585 об. Дело от 12 сентября 1726 г. об отказе и отводе земель 30 четвертей в поле, а в дву по тому ж, служителю Дома ее императорского величества Остафия Ивановича Конищева, который купил эту землю, а также сенные покосы на 1000 копен у нижнеломовца, комиссара Андрея Никифоровича Карпова (последний получил землю в 1703 г. по даче Федору Озерову с товарищами, см. док. №12113-3). Указывается «селидебное место» Конищева: «по реке Большому Чанбару, ниже деревень Бондовки, Шипиловки, Свищовки, Мамлеевки и выше деревни Рыковой, сельцо Конищево, Мамлеевка тож»; в том же сельце Конищеве в 1726 г. уже был двор еще одного служителя Дома Е.И.В. – Николая Сорокина, «а в том же сельце двор ево, Конищева, да крестьянских усадебных четыре места, да в тех же урочищах близ оных усадебных мест рыбные ловли в реке Чанбаре да озеро, что называется Кривое, разстоянием от помянутых усадебных мест во ста саженях, да рекою Чанбаром, разстоянием от оных же усадебных мест с полверсты, озеро Ильмень; а пашни и сенные покосы и всякие угодья оного Конищева имеются обще с помянутым Сорокиным в вышеписанных во всех урочищах и по обе стороны реки Чанбару до деревни Мамлеевки и Рыковой, да близ оных усадебных мест вверх по реке Чанбару всякого лесу – длиннику (т.е. длиной) на три версты, ширины на две версты вниз по той же реке имеются мелкие березники и кустарник версты на три, которой лес по ея императорского величества указу от набеге неприятельских людей рубить запрещено; да близ оного ж сельца Конищева на реке Чанбаре мельница об одном поставе, с толчеи, обще с показанным Николаем Сорокиным». Сторонними людьми на отказе были крестьяне Верхнеломовского уезда д. Дуровчины помещика Сергея Афанасьевича Дурова и деревни Вершины поручика Михаила Ивановича Еробкина (Еропкина).

 

 

12113-11. Лл. 586-592. Допросные речи в связи с продажей 25 четвертей земли в поле, а в дву по тому ж, нижнеломовцами Андреем и Иваном Зайцевыми, которая была у них по наследству от отца, капитану Михаилу Анучину за 20 рублей 16 алтын 4 денги.

Допросная речь

1728 году июля в день (не указан) против присланного его императорского величества указу из Государственной вотчинной каллегии в Керенску в концелярии воеводского правления перед господином маэором и воеводою Иваном Карповичем Козловым нижеломовцы Андрей да Иван Игнатьевы дети Зайцовы по нижеписанным пунктом в следующем при свидетелях допрашиваны.

1 человеку

Вопрос 1

Ты, Андрей, которого города, села или деревни и какова чину человек?

 

2

В прошлом 722-м году февраля в 23 день Ингермоланского драгунского полку капитану Михайле Дмитриеву сыну Анучину отцовской свой выслуженной салдацкой земли в Нижеломовском уезде за воловыми крепостьми, по реке Хопру и по речке Пяше з другими урочищи целинной земли дватцать пять четвертей в поле, а в дву по тому ж, с лесы и с сенными покосы, и со всеми угодьи, и с рыбными ловли, и з дворовою усадьбою, и с огороды, и з гуменными местами, которая в одних гранях и урочищах с нижеломовцем Федором Озеровым, с братом своим родным Иваном продали ль и купчею на тою землю в Верхнем городе Ламове от крепосных дел дали ль, и Воскресенской поп Иван Гаврилов к той купчей вместо вас руку приложил по вашему ль прошению?

 

 

3

И о той земли ныне и впредь спору не будет ли?

Ответ на 1

Он, Андрей, Нижнего Ломова городовой солдат к сему допросу.

На 2

В прошлом 722-м году февраля в 23 день Ингермоланского драгунского полку капитану Михайле Дмитриеву сыну Анучину отцовской свой выслуженной салдацкой земли в Нижеломовском уезде за воловыми крепостьми, по реке Хопру и по речке Пяше з другими урочищи целинной земли дватцать пять четвертей в поле, а в дву по тому ж, с лесы и с сенными покосы, и со всеми угодьи, и с рыбными ловли, и з дворовою усадьбою, и с огороды, и з гуменными местами, которая в одних гранях и урочищах с нижеломовцем Федором Озеровым, с братом своим родным Иваном продали и купчею на тою землю в Верхнем городе Ламове от крепосных дел дали, и Воскресенской поп Иван Гаврилов к той купчей вместо нас руку приложил по нашему прошению.

 

3

О той земли он, Андрей, спорить не будет.

 

Далее «рукоприложения» свидетелей.

 

12113-12. Лл. 650 об.-652 об. В 1719 году Яков Васильевич Енбулаев продал поручику Максиму Лаврентьевичу Крюкову свое недвижимое имение, 25 четвертей в поле, а в дву по тому ж, «с лесы и с сенными покосы и со всеми угодьи и з дворовыми и гуменными усадьбы… и денех шесть рублев взял». Далее из документа видно, что эту землю Енбулаев получил вместе с другими служилыми людьми, верхнеломовцами Григорием Волчковым с товарищами «в одних гранях и межах».

 

12113-13. Лл. 727-736 об. Дело об отказе земли Артемью Андреевичу Самсонову в 1732 г. В 1714, 1717 и 1722 гг. он купил земли у «разных керенских помещиков». В 1714 г. керенский отставной драгун Борис Михайлович Кулаев продал ему за 20 рублей 50 четей в поле, а в дву по тому ж, из земель полученных им по даче 1705 года. В 1717 г. Самсонову продал землю при д. Сосновке, Горенка тож, за 8 рублей 15 четей в поле, а в дву по тому ж, кадомец Григорий Будалеев сын Енгалычев, которую получил его отец в 1701 г. (с. Горенка ныне в составе Мордовии), затем в том же году при той же деревне Самсонов купил у Степана Кодралеева 30 четей за 20 рублей. Описываются грани купленных земель и история владения ими (все они на территории Мордовии: Горенка, Кочетовка, Русский и Татарский Лунданы).

В 1721 г. солдаты выборного полка Асновин, Меркулов и Мещеряков продали Самсонову, по рублю за четверть, землю из своих дач в Керенском уезде, за валом, в урочищах на реке Вад «по Кишкиперской липяг и по речке Тюревке и по другим урочищам, которая дана и отказана дедам и отцам их в придачу в указное число, которые дачи – в дачах керенских казаков» (между селами Серго-Поливаново и Тенево).

15 мая 1716 г. вдова Михаила Григорьевича Тимонина Аксинья Ивановна Тимонина с детьми, «за всеконечными своими нуждами и в платеж государевых податей и долгов», продала Артемию Самсонову мужнину землю 30 четей в поле, а в дву по тому ж, за 30 рублей; продаваемая земля находилась «в урочищах меж речек Ваду и речки Теневки и Летевы в дачах с разными помещики»; к купчей руку приложил, вместо неграмотной Аксиньи, поп Архангельской церкви с. Большая Лука Иван Петров.

25 мая 1722 г. драгун Владимирского драгунского полка Сергей Андреевич Скуратов, «для собственной своей нужды и для платы долгов своих», продал за 10 рублей асессору Симбирской провинциальной канцелярии Артемию Андреевичу Самсонову 10 четвертей свою поместной земли «в урочищах между реки Ваду и речки Тюревки, и Летевки, и до Кишкиперского липяга, в дачах села Архангельского, Большая Лука тож»; земля находилась в одних гранях и межах  разных помещиков. Земля была продана «с лесы и с сенными покосы, и со всеми угодьи, и з дворовою и гуменною усадьбами».

Всего до 1733 г. Артемий Самсонов накупил в Керенском уезде 378 четвертей с полуосминой в поле, а в дву по тому ж.

 

Из спорных дел (копии выписок из отказных книг, 1805 г.)

Государственный архив Пензенской области, ф.33, оп.1, е.хр.560

 

Дело имеет повреждения, ошибки при копировании документов.

560-1. Лл. 554 об.-555. …они владение землями имели в окружности сел Архангельского, Кочетовка, Челбай, Стретенского (Сретенского. – М.П.), Есиповки и деревень Татарской Кочелейки и Варишки, Родники тож, которые в его владение поступили после отца их, гвардии прапорщика, князь Михайлы Васильевича Чегодаева, а отцу от бабки ево, Марьи Кодряковой, ей – от отца ее, Кодряка мурзы Енголычева, а ему, Кодряку, произведены в дачу в 709-м году ноября в 21 день – 50 четвертей в поле, а в дву по тому ж… по купчим данным:

1-й – 1719-го генваря 19-го данной, родитель их, отец, а их дедушка, Ханского драгунского полку капрал князь Василью Иванову сыну Чегодаеву от Асана мурзы Абраимова и татарина Муртазая Горчакова, по реке Челбаю и Атмису помесною их землею, значущуюся по выписи показанного в 709 года в урочищах по реке Челбаю и Атмису всего 65 четвертей… да на реке Атмисе под деревней Кочелейкой мельничной жеребей об двух поставах с толчеею;

2-й – родной их бабке, а родителю их – матери, и самому отцу их в 1747-м году сентября в 16 день от девицы, княжны Марьи Тенишевой, купленной ею Темниковского уезду села Михайловского, Ишенка (?) тож, у Селеймана мурзы Мустафина сына князь Тенишева поместной ево земли во оном же селе Кочетовке, по вышеписанным урочищам, 50 четвертей…

3-е. 1770 году октября в 15 день… - отцу их от новокрещена Ивана Елышеву, по тем вышеписанным урочищам 25 четвертей, кои Елышеву дошли от мурз Куржека, Якупа, Адикая Мусаловых детей Муратовых, им же дошла от отца их, Мусала мурзы Муратова, а Мусалу Муратову произведена в дачу в том же 709-м году, которое имение за них в 1790-м году справлено и отказано на право которого владеныя книги купчия, так и отказные книги, при том представили обыске при том и то, что куплено еще матерью их, вдовою прапорщика, княгинею Анною Алексеевною Чегодаевою у д. ст. советника и кавалера, князь Григория Ивановича Шеховского, а ему, Шеховскому, дошло от новокрещена Ник. Серг. Илышева, ему ж, Илышеву – от Момодея мурзы Мирясева сына Даева да от дяди ево, от Будолея Килмаева сына Елышева, а им, Д… (повреждение листа) Будулею Елышеву произведена в дачу в том же 709-м году в тех же урочищах 69 четвертей в поле, а в дву по тому ж, и сия дача за тою матерью их в предписанном 790-м же году справлена и отказана. Таковые отказные книги… матерью… Анною Алексеевною в 787 году от капитанши 2 ранга Марьи Степановой дочери Шильниковой во означенном же селе Кочетовке… 10 четвертей.

 

560-2. Лл. 556-557 об. Лета 1709 года ноября в (не ук.) день, по указу великого государя… из Казани, из большой губернаторской канцелярии, за приписью дьяка Андрея Михайлова, воеводе Никите Фадеевичу Скрябину, дана с их межевых и мерных книг выпись темниковским служилым мурзам и татарам Ибраиму мурзе Муралееву сыну Енолееву и Кодряку мурзе Алишеву сыну Енголычеву с товарищи, 166 человекам, на помесную их землю, по старым их межам и урочищам по реке Атмису и иным урочищам… А в межевых и мерных книгах нынешнего 709-го году октября числа (не указано) написано: в прошлом 706-м году июля 6 день били челом великому государю… они, темниковские мурзы Инзарского уезду деревни Каменного Броду, Ибраим Енолеев, Кадряк Енголычев с товарищи: в прошлом де во 130-м и во 131-м годах даны дедам и отцам их бортные ухожьи, с раменью, с лугами и дубровами, и з дикими полями, и рыбными ловлями, и со всеми угодьи в Темниковском уезде по реке Атмису и по иным урочищам и бортным ухожьям, со всеми угодьи они владели, деды и отцы их, по владенной писцовой выписи Степана Лукьянова сына Хрущова 132 года, а после того владеют они; и… в 201-м году били челом великому государю на Москве в приказе Казанского дворца они, мурзы, чтобы около тех бортных ухожьев на порозжую землю и дикие поля в поместье чтоб за них отказать. И против их челобитья послана в Инзар к воеводе к Андрею Симбухину великого государя грамота: а велено порозжие земли и дикие поля, что около бортного ухожья, отказать по урочищам за ними, [которые]… за службами были за ними не отказаны, и в прошлом де 704-м году они били челом великому государю в Москве в приказе Казанского дворца, чтоб по их прежнему челобитью и по грамотам те порозжие земли и дикие поля с угодьи за ними отказать; и против того челобитья дана им великого государя грамота в Мокшанск к воеводе Петру Соловцову, чтоб им из тех порозжих земель и диких поль отказать за ними в поместье изо всех угодий по 50 четвертей, а в дву по тому ж, сенных покосов по 200 копен и с рыбными ловли и со всеми угодьи, и он, воевода, переменел по той де помесной земле: били челом великому государю они на Мокшанске, и против их того челобитья и грамоты воевода Федот Дубасов послал на те земли подьячего Петра Тезикова для сыску и отказу той земли, и тот подьячий.., при сторонних людях и сторожилых те земли за них отказал в Темниковском уезде на Атмисе реке, по межам и урочищах: через Атмис Каменной Брод, по обе стороны того Каменного Броду и внис Етмиса, а от Етмиса враг на Верстлатку, вверх идучи Верослаткою на липяг Душматка Татарской, что Верхнева Ломова лежит дорога возле Душматки, и по дороге через Ве…шки на Кеевды, и от Кеевды по обе стороны Атмиса, с сенными покосы и с раменью, и с рыбными ловли, и с озеры, и со всеми угодьи, на Каменной же Брод…

(Окончание дела отсутствует).

 

Керенский уездный суд

 Государственный архив Пензенской области, ф. 31, оп. 1, е.хр. 62

 

62-1. Лл. 24-46 об. (Копия 1808-09 годов). О бывших землях Благовещенского собора Московского Кремля, на которых основаны села Большая и Малая Ижморы, Вяземка, Ушинка. (В деле огромное количество описок). Выписка учиненного в Керенском уездном суде из дела, производившегося об отмежевании сел Ижморы, Вяземки, Ушинки и деревни Малой Ижморы економических крестьян по представленным документам от помещиков (владеющих. – М.П.) особо землею.

А в том деле значит(ся):

Прошлого 1806 года августа 23 дня Керенской округи села Большой Ижморы из економических крестьян поверенной Лев Федоров поданным в сей суд прошением прописывал:

Вследствие требования Керенского уездного суда от владельцев крепостей объяснить имеют: 7200 года июня в 19 день пожаловано Благовещенскому собору, у которого села их прежде были во крестьянстве, земли пять сот четвертей, да мурзам Ахмаметю и Алею Кикичевым с товарыщи две тысячи сто тритцать семь четвертей с половиною, которыя земли состоят из давних лет в действительном села их владении, причем представя документы, просил, списав копии, подлинные возвратить ему обратно.

А в представленных документах значит(ся):

Лета 1701-го маия в 8 день били челом великому государю и великому князю Петру Алексеевичу, всея Великия, и Малыя, и Белыя России самодержцу, Благовещенского собору, что у великого государя на сенях, протопресвитер Феофан Феофилактович з братьею:

В прошлом де во 198 году, по имянному великого государя указу, против челобитья пожалованной в вотчину того ж Благовещенского собору бывшему протопресвитеру Меркулию Гавриловичу з братьею, в Шацком уезде, в Ценском стану, за валом, из диких поль под селидьбу и на пашни земли пять сот четвертей в поле, а в дву по тому ж, да сенных покосов на тысячу копен со всякими угодьи.

И та жалованная вотчинная земля, по отказной грамоте ис приказу Казанского дворца и с Керенска по воеводской посылке, отказана ко Благовещенскому собору за ними, и отказные книги ис Керенска с отпискою присланы к Москве в приказ Казанского дворца; и с тех отказных книг и со всего подлинного дела дана была им впредь для владения на ту их жалованную вотчинную землю и на сенные покосы ис приказу Казанского дворца правоя (правильная. – М.П.) выпись, по чему было тою вотчиною впредь владеть. И на ту жалованную вотчинную землю перешли жить.

Благовещенского собору протопресвитеру впредь для вла(де)нья и подлинного оправдания вместо вышеписанной (выписи из приказа Казанского дворца. – М.П.) взято и отдано правой владело (?) вотчинной выписи и никакой крепости з дела ис отказных книг правой выписи впредь ради оправдания и для спору ис приказу Казанского дворца вновь не дано (Т.е. у Благовещенского собора имелась только выписка из приказа Казанского дворца, а вотчинной «крепости» не было. – М.П.).

И в том они безспорно крепости от таких ложных неправых челобитчиков впредь стали быти опасны для всякого напрасного спору, потому что по указу великого государя против всяких челобитчиков по всяких поместных и вотчинных землях и во крестьянех всяких челобитных помещиком и вотчинником велено о спорных землях, которые по особым дачам по поступным именою кому что досталось во владение и во крестьянех после писцовых и переписных книг класть подлинные крепости; и велено по новосостоятельному великого государя указу в крепостных делах указ чинить и дела вершить по крепостям. И великий государь пожаловал бы ево: велел ис приказу Казанского дворца в прежней дачи и с отказных книг и с отпусков, и с прежней черной выписи, и со всего подлинного дела на ту их жалованную вотчинную землю на пашню со усадбою и на сенные покосы по старым урочищам дать им, Благовещенского собору протопресвитеру Феофану Феофилактовечу з братьею данную правую выпись впредь для владения, по чему тое розным помещиком и то дело и неправае отдача прислана в приказу Казанского дворца, а в прошлом 1700 году против их, Благовещенского собору протопресвитера Феофана Феофилактовича з братьею спорного челобитья, по указу великого государя и по приговору боярина, князя Бориса Алексеевича Голицына с товарыщи и по грамоте ис приказу Казанского дворца та вышеписанная вотчинная жалованная земля и с сенными покосы и со всякими угодьи и с селидбою по старым урочищам и по прежним отказным книгам отказано, за ними ж по прежнему, для того что по объезду и по сыску и по досмотру и по чертежу явилась та земля в Керенском уезде, а не в Шацком и тех понизовых городов в уездах московским чинам земель никому во владение давать отнюдь не велено; а им, Благовещенского собору протопресвитеру з братьею, была дача ис приказу Казанского дворца по имянному великого государя указу, никому не в пример и не в образец, а тех разных помещиков челобитье их было и дачи ис Помеснаго приказу утайкою, не осведомясь с приказом Казанского дворца, и то вышеписанное присылное дело и неправой отдачи с тою выпискою, по которой в прошлом 1700 году учинилось правое вершение и по грамоте великого отпуск и отказные прошлого 1700 года книгам и с воеводскою отпискою вся внесено вместе, а им (?) с десятины и положить в четверти, и написаны в книги имянно. И по той грамоте керенской воевода Степан Шамшев, взяв с собою ис Керенска приказные избы подьячих Кирила Никитина да Ивана Бреева, сторожилы и сторонними людми, ездил и те дикие поля описал и измерил в десятины и положил в четверти. А по описи ево  написано первое урочище от Ламовского караулу, вниз по реке Ваду до речки Кажлейки и вверх по речке Кажлейке до Пошатовского болшого лесу дикого поля ковылной земли по мере двести семьдесять три десятины, а четвертные пашни в тех десятинах имеется пять сот сорок шесть четвертей, сенных покосов в тех же урочищах по оврагам и по подлесью и по ржавцам на тысячу копен, а Пошатовского лесу поперешнику верст с восимь и болши, и в длину до Верхнего города Ламова верст з дватцать и болши, и рыбные ловли по реке Ваду, от речки Кажлейки до Стрелецкого поля, и вверх по речке Кажлейке до Пошатовского лесу оброчного поля Керенской приказные избы подьячих Кузмы Аряинова (?) да Кирила Никитина, а по мере ево девяноста десятин и четвертные жалованную пашенною землею с селидбою и с сенными покосы впредь кладет, чтоб им от таких же ложных челобитчиков многих убытков о той их жалованной вотчине и с крестьяном их напрасного разорения впредь безвинно не было б.

И по указу великого государя, царя и великого князя Петра Алексеевича всея великия и малыя и белыя России самодержца и по помете на выписке дьяка Дмитрия Неупокоева велено Благовещенского собору протопресвитеру Феофану Феофилактовечу з братьею с вышеписанных мерных и описных и отказных книг из дач дать владелную выпись.

И в приказе Казанского дворца в описных книгах прошлого 182 году сентября в 20 день написано: по указу блаженныя памяти великого государя, царя и великого князя Алексе Михайловича вся великия и малыя и белыя России самодержца и по грамоте ис приказу Казанского дворца прошлого 181 году велено воеводе Степану Шамшеву взять ис Керенска подьячих, добрых и служилых людей сколько человек пригоже и ехать в Керенский уезд на дикие поля, которые дикие поля в Керенском уезде в черте и за чертою, опричь мордовских и татарских, и ясашных земель, и те дикие поля описал, в которых урочищах и сколко пашни, и сенных покосов, и лесу, и рыбных ловель, и всяких угодий, и измерить пашни сто восемьдесять четвертей, сенных покосов в тех же урочищах подле реки Ваду и по подлесью по ниским местам на триста копен, а рыбные ловли в реке Ваду, и от того оброчного поля вниз по реке Ваду до речки Тюревки до болшаго Пошатовского лесу Стрелецкого поля, что им, керенским стрелецким, дано в додачу к старым их дачам.

А по мере того Стрелецкого поля две тысячи двести десятин, а четвертные пашни четыре тысячи четыре ста четвертей, а сенных покосов в тех же урочищах по ржавцам и по дубровам и по подлесью на пять тысяч копен. А от речки Тюревки вниз по реке Ваду до проезжей башни, и от проезжей башни вниз по речке Ваду до речки Теневки, и вверх по речке Теневке до Казачьи дороги и до Коровьи стежки распашные земли дикова поля керенских конных козаков, что дано им в додачу к прежним их дачам; а по мере того казачья четыре тысячи пять сот сорок десятин, а четвертные пашни девять тысяч восемьдесят четвертей, сенных покосов в тех же урочищах по ржавцам и по врагам, по ниским местам, по смете, на десять тысяч копен. А от вершины речки Тюревки, вниз по реке Ушенью до болшого лесу дикого ковылного поля семь тысяч пятьдесят две десятины, а четвертные пашни четырнадцать тысяч сто четыре четверти, сенных покосов в тех же урочищах по ржавцам и дубровам, и подле липягов, по смете, дватцать тысяч копен.

А от речки Ушенки, вниз по речке Тюревки, от Медвежьева угла подле Пошатовского лесу дикова поля ковылной земли об рубеж (со) Стрелецким полем, по мере девять сот десятин, четвертные пашни тысяча восемь сот четвертей, сенных покосов в тех же урочищах три тысячи копен. А от речки Теневки вниз по речке Ваду до ржавца, что вышел ис Кишкиперскаго липяга, и вверх по речке Теневке до Скишкиперского липяга дикова поля ковылной земли семь сот дватцать десятин, а четвертые пашни тысяча четыре ста сорок четвертей, сенных покосов в тех же урочищах подле реки Ваду по лугам и по ржавцам на две тысячи копен.

А владеют тем полем керенские соборные и грацких церквей попы и дьяконы по отводу воеводы Петра Челищева.

А от того ржавца вниз по реке Ваду до речки Летев дикова поля ковылной земли и вверх по речке Летеве по мере шесть тысяч двести десятин, а четвертные пашни двенатцеть тысяч четыре ста четвертей, сенных покосов в тех же урочищах дватцеть тысяч копен по врагам и по ржавцам, и по дубровам, а угодья в тех урочищах Кишкиперской липяг – поперешнику на полверсты, а длиннику верст на пять, а рыбные ловли в реке Ваду и от речки Летевы вниз же по реке Ваду до речки Киты и вверх по речке Ките до Казачьи дороги дикова поля ковылной земли по мере две тысечи десятин, а четвертные пашни четыре тысечи четвертей, сенных покосов в тех же урочищах по ржавцам, и по дубровам, и по ниским местам восмь тысяч копен, а угодья в тех урочищах – бортные ухожья, липяг Иван-бор, длиннику того липяга на пять верст, а поперешнику на версту, а рыбные ловли по реке по Ваду и по речке Ките, а от речки Киты вниз по речке Ваду до речки Шалки и от речки Ваду вверх по речке Ките и по речке Шалке дикова поля ковылной земли по мере ево ж, Степана Шамшева, шесть сот десятин, а четвертные пашни тысяча двести четвертей, сенных покосов в тех же урочищах подле речки Ваду и по речке Ките и по речке Жалке, по ржавцам на две тысячи копен; а за речкою Жалкою Круглая поляна, дикое поле, а по мере ево ж, Степана Шамшева двенатцать десятин, а четвертные пашни дватцать четыре четверти, сенных покосов в тех же урочищах на пятдесят копен. А за тою Круглою поляною болшой красной лес на сто копен.

И в прошлом во 198 году бил челом великому государю Благовещенского собору, что у великого государя на сенях духовник Меркулей Гаврилович з братьею: в Шацком дикое поле по реке по Выше и на городище и на Едином (Юдином?) озере в вотчине их, Благовещенского собору крестьян, их старинная селидьба и владенья  по урочищам с мордовского кладбища на Быков липяг да на Киту реку, да на Болятинскую дорогу, да по Микулину дорогу да по Етмисе речку по устье по другую сторону тое ж вышеписанные речки до урочища промеж речек Раевскии и Орлевки, и для приходу крымских татар тои крестьяне с того дикого поля из-за валу сведены были в ыные благовещенские танбовские вотчины, потому что до того за валом в том диком поле все было пусто, а ныне стала селидьба, и то де место дикое поле в тех урочищах в поместье и в вотчину и в оброк никому не отдано и доныне лежит с тою крестьянскою селидьбою впусте, и чтоб тою вышеписанную землю дикое поле с старою селидьбою и владение их, благовещенских крестьян, по урочищам отдать им во владение по прежнему.

И в прошлом во 198 году ноября в день по именному великого государя указу велено про владение земли Благовещенского собору крестьян сыскать тою землю: те крестьяне наперед сего владели ль, и на тои земле их крестьянская селидьба была ль, и от татарского разорения они сошли и в которых годех она (селидьба. – М.П.) сошла, и та земля в тех урочищах буде порозжа, в поместье и в оброк, и в вотчину никому не отдана и тою землею по сыску и по мере отказать в поместье Благовещенского собору духовнику Меркулию и з братьею против их челобитья по урочищам …ным собором та дача не в образец и не в пример не вписывать.

И по тому великого государя именному указу в Керенск к стольнику и воеводе у Василью Опухтину великого государя грамота об отказе того дикого поля послана: велено учинить, как в указе написано, в что учинено будет, о том велено писать и сыск, и отказные книги прислать в приказ Казанского дворца.

И во 199-м году генваря в 11 день писал ис Керенска к великому государю стольник и воевода Василей Опухтин и прислал тое земле сыск и отводные книги. И в сыску обыскных людей, сто тритцать восмь человек, (заявили. – М.П.), что де они о которой земле били челом великому государю Благовещенского собору духовник Меркулей Гаврилович з братьею, что де в степи за валом, на диком поле, по Выше реке, на городище и на Едином (Юдином?) озере Благовещенского собору духовниковы крестьяне жили  в дву местах деревнями, дворов со сто и болши, и была де у них церковь, а меж тех деревень было версты з две, и, живучи, землю пахали и всякой хлеп сеяли. А с которого году те духовниковы крестьяне поселились, и они того не помнят, были в тех годех в малых летех. И в прошлых годех, тому лет з дватцать и болши, сыщик, что был по Синбирской черте, князь Иван Дашков тех крестьян от приходу воинских людей обе деревни свели в черту (за засечную черту. – М.П.) в старые духовниковы вотчины в разные городы, а по которым урочищам те духовниковы вотчины в разные городы сии крестьяне землею владели и после тех крестьян та земля в тех урочищах в поместье и в вотчину и в оброк кому отдана или нет, или порозжа, и того они не ведают, потому (что. – М.П.) та земля в степи за валом от Керенска верстах в дватцать.

А в отделенных (отдельных. – М.П.) и в отказных книгах от дела к отказу Керенские приказные избы подьячего Левушки Андреева 198-м году написано:

По указу великого государя и по грамоте жалованную землю с селидбою и с сенными покосы впредь владеть, чтоб им от таких же ложных челобитчиков в многих убытках (не быть. – М.П.), а (чтобы. – М.П.) тое их жалованные вотчины и с крестьянами их напрасного разорения впредь безвинно не было б, и по указу великого государя и великого князя Петра Алексеевича (титул) и по помети на выписке дьяка Дмитрия Неупокоева велено Благовещенского собору протопресвитеру Феофану Феофилактовичу з братьею с вышеписанных мерных, и описных, и отказных книг из дач дать владелную выпись.

И в приказе Казанского дворца в описных книгах прошлаго 182 году сентября в 20 день написано: по указу блаженныя памяти великого государя (титул) Алексея Михайловича (титул) и по грамоте ис приказу Казанского дворца прошлого 181 году велено воеводе Степану Шамшеву взять ис Керенска подьячих, добрых и служилых людей сколько человек пригоже и ехать в Керенской уезд на дикое поле, которые дикие поля в Керенском уезде в черте и за чертою, опричь мордовских, и татарских, и ясашных земель, и те дикие поля описал, в которых урочищах и сколко пашни, и сенных покосов, и лесу, и рыбных ловель, и всяких угодий, и измерить (в) округе, опричь бортного деревья.

И в прошлом в 200-м году с тех отдельных книг Благовещенского собору ключарю Ивану Афанасьеву з братьею дана выпись за приписью дьяка Федора Микулина да в прошлом 206-м году февраля в 20 день писал к великому государю ис Керенска воевода Григорей Чернышев по отписке к нему думного дворянина Степана Богдановича Лов… (Ловчикова. – М.П.) с товарищи: велено ему в Керенском уезде поместные земли  московских чинов людей, которые поселились после указу 189 году, что московского чину в низовых городех давать не велено, описать и, крестьян переписав, допросить, кто за тем указом такими землями владеет и чьи крестьяне поселены и по каким крепостям кому крепки.

И для описи земель и переписки крестьян в Керенском уезде на описную землю, что описывал и мерял во 181-м году воевода Степан Шамшев, он, Григорей Чернышов, ездил и на той де отписной земле в урочищах от вершины речки Тюревки вниз, по речке Ушенью до болшаго Вышенского лесу дикова (поля. – М.П.) ковылной земли семь тысяч пятдесят две десятины, а четвертми четырнатцать тысяч сто четыре четверти, сенных покосов дватцать тысяч двести восемь копен, поселены вотчины Благовещенского собору протопресвитера Феофана Феофилактовича з братьею село Троицкое подле речки Выши, да деревня Вяземка, да деревня Ушенка, и тое де вотчины прикащик и староста со крестьяны описывать крестьян, переписывать не дали, учинились непослушны, а сказали словесно, что по письму духовника никому в тое вотчину ни для каких дел въезжать не велено, и собрався многолюдством, с ружьем, с копьи, у проезжей башни стояли долгое время и служилых людей били.

И в 206-м году апреля в 13 день, по указу великого государя, послана… грамота к думному дворянину к Степану Богдановичу Ловчикову с товарыщи: велено ему о том учинить по указу великого государя и по наказу, каков ему дан ис приказа Казанского дворца за одичьею (дьячьей? – М.П.) приписью, и в отписке думного дворянина Степана Богдановича с товарыщи прошлого 206 году генваря в 30 день написа(но): по указу великого государя и по грамоте и наказу на описные земли, что во 181-м году описывал ис Керенска воевода Степан Шамшев, посылали они для досмотру и описи тех земель и переписки крестьян Степана Кашкодомова те земли Керенского или Шацкого уезду, и он, Степан (Кашкадомов. – М.П.) подал тое земле досмотр, и сыск, и чертеж за своею рукою, и крестьян, которые на тои земле поселены переписа(л) (в) своеи книги за своеи ж рукою. И по досмотру и чертежу Степана Кошкодомова вотчины Кирилова монастыря и Благовещенского собору в Керенском уезде, а не в Шацком, а межа написана в книгах Степана Шамшева: первое урочище от ламовского караулу (дано то же описание, что и выше, только в сокращенном виде. – М.П.).

И по досмотру столника и воеводы Василья Апухтина отказано в Шацком уезде в вышеписанных урочищах Благовещенского собору духовнику Меркулию Гавриловичу з братьею пашенной порозжей земли дикого поля и лесу на пять сот четвертей в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов на тысячу копен. А урочища тои их отводной земле от реки Выши и от Пестрецова броду по Болятинской дороге до речки Вялземы, а речкою Вялземою вверх до Казачье(го) ручья, и Казачьею дорогою до Быкова липяга, через Быков липяг, по меже и по граням Кирилова монастыря, а направе земля Благовещенского собору духовника Меркулия Гавриловича з братьею, а речкою Китою вверх, через Болятинскую дорогу до Микулиной дороги, а Микулинскою дорогою и с Микулинской дороги поворотя против устья речки Орловки, прямо к Выше речке, а речкою Вышею вниз до городища Тяшнякова, а от городища тою ж речкою Вышею вниз до первого урочища, до Пестрецова броду; направо их, Благовещенского собору, земля, а лес и хоромной, и дровяной рубить в тои своей вышеписанной (даче. – М.П.).

Стало и знатно, что те вышеписанные урочища Кирилова монастыря и Благовещенского собору – в Керенском уезде, а не в Шацком. А по переписным его ж Степановым книгам Кошкодамова в вотчине Благовещенского собору в селе Троицком и в деревнях крестьянских и нищенских двести шестьдесят дворов, в них девятьсот сорок один человек. Да в памяти, ис Паместнаго приказу, какова прислана в приказ Казанского дворца о поместье Василья Засецкого, написано: в прошлом во 193-м году марта в 23-м да в 26-м числех били челом великому государю и выписки сказали Василей Григорьев да Федор Васильев сын Засецкие, Андрей Иванов сын Вышеславцов, Дмитрей Иванов сын Свищов, Иван да Федор Богдановы дети Трусовы, Семен Барисов сын Фефилов, Григорей Григорьев сын Митков, Иван Андреев сын Аксенов: в Шацком де уезде, в Замокошском стану дикого поля в урочищах от Мошенского липяга порозжая земля по обе стороны речки Выши по черной лес, на Липяг-бор, а Липяг-бор на ржавце правая сторона по реку по Ушени, а (от?) Ушенского бору и липяги прямо к Вышенской черни. И та порозжая земля лежит порозжа, в поместье и в оброк никому не отдана. И чтоб тое порозжие земли дать им по сту четвертей да сенных покосов по тысече по двесте копен человеку в указные статьи. А та де дикая земля лежит порозжа и никому не отдана, и не отмежована, и не владеет тем диким полем нихто, и спора никакова ни с кем нет; а будет, (что) они великому государю бьют челом ложно, или то дикое поле преж их челобитья обьявитца за кем в дачах, и за то б их ложное челобитье и скаску взять на них пеня. Да к той скаске Василей Засецкой да Иван Аксенов с товарыщи и руку приложили.

И во 193-м году апреля в день послана великого государя в Шацк воеводе к Павлу Хотяинцеву по челобитью Василья Григорьева сына да Федора Васильева сына Засецких с товарыщи, и велено в Шацкой уезд в Замокошский стан послать кого пригоже, да в том стану велено сыскать накрепко болшим павалным обыском в Шацком уезде в Засмокошском (так!) стану дикого поля в урочищех от Мошанского липяга по обе стороны речки Выши по черной лес, на Липяг-бор, а Липяг-бор на ржавце правая сторона на речку на Ушени, а (от?) Ушенского бору и липяга прямо к Вышенской черни правая сторона на нис лежит порозжа, в поместье никому не отдана и не межована и ни х каким землям не приписана ль и не владеет ли тем диким полем хто, и буде хто владеет и по чему хто владеет да хто, что в обыску обыскные люди скажут, и тех обыскных людей имена (и) речи велено (писать. – М.П.) или руки приложить. Да буде в обыску обыскные многие люди скажут, что в Шацком уезде в Замокошском стану дикое поле в урочищах от Мокшанского (так!) липяга по обе стороны речки Выши по черной лес с урочищи есть и лежит (земля) порозжа, и нихто ею не владеет, и спору не будет, и то дикое поле велено измерить в десятины и тот сыск и мерные книги за руками прислать в Поместной приказ.

И в прошлом во 194-м году сентября в день писал к великому государю из Шацка воевода Павел Хотяинцев и прислал обыск да мерные книги по челобитью Василея Григорьева сына Засецкого с товарыщи. А в обыску написано: Керенского уезда деревни Булдыгины (в источнике: Пулдыгины. – М.П.) тяглых новокрещенов дватцать человек, да и деревни Поляны два человека (новокрещенов. – М.П.), мордвы шеснатцать человек, деревни Тарханской Потмы новокрещенов пять человек, тарханов мордвы дватцать восемь человек, деревни Ачадовы новокрещенов три человека, мордвы дватцать девять человек; Нижнева города Ломовского уезду села Веденяпина шесть человек дворян, один человек новокрещен, шесть человек крестьян, того ж уезду деревни Парцы новокрещенов два человека, мордвы семнадцать человек; Верхоломовского уезду деревни Каргалеи мордвы два человека; всего в обыску дворян шесть (в источнике: семь. – М.П.) человек, крестьян шесть (в источнике: семь. – М.П.) человек, новокрещенов (и некрещеной мордвы. – М.П.) сто дватцать четыре (по нашему пересчету, новокрещенов и мордвы – 125. – М.П.) человека, а всего (в источнике: обоего. – М.П.) сто тритцать семь человек – дворяне, и новокрещен, и крестьяне, и мордвы.

(Они) сказали: в Шацком де уезде, в Замокошском стану дикое поле от Мошенского липяга по обе стороны речки Выши, по чернои лес на Лепяг-бор, а Липяг-бор на ржавце правая сторона, на речку Ушенью, на устье, где впала в Вышу реку, а с вышенского бора и липяга правая сторона, на низ Выши реки, лежит порозжа и не отмежована, и никому не отдана, и не владеет нихто (…).

Да в описных книгах описи и меры шацкого площедного подьячего Гришки Михайлова да стрелца Митки Ряпчикова 193 году июня 1-го дня написано: в Шацком уезде в Замокошском стану дикого поля от Мошенского липяга, по обе стороны речки Выши, по черной лес, на Липяг-бор, а липяг на ржавце, правая сторона, на речку на Ушене, на устье, где впала в Вышу реку, и с вышенского бора и липяга, правая сторона, на низ Выши речки, по челобитью Василья Григорьева сына Засецкого с товарыщи, в тех урочищах земли, по смете понятых людей, пять сот пятдесят десятин, да сенных покосов тож, по сыску написал в мерные книги, а измерить было никоторыми делы невозможно, потому что в иных местах лесом поросло.

Да во 194-м году генваря в 13 день, да во 195-м году февраля в 23 числех били челом великому государю Василей Засецкой с товарыщи: в прошлом во 193 году били челом они о порозжей земле в Шацком уезде, и по тому их челобитью про ту землю сыскано и мерено, и сыск, и мерные книги к Москве в Поместной приказ присланы. А указу им по тому сыску и по мерным книгам не учинено. И чтоб на ту землю, против прежнего их челобитья, дать великого государя отказную грамоту и надел (?), (по) памяти дьяка Василья Федорова 195 (года) марта в 24 день, послать великого государя грамоты к писцам, и как посланы будут, велеть тое землю, буде порозжа, написать за ними, разыскав по наказу и по той помете великого государя грамоты не отпущено, потому во 196-м году генваря в 21 числе били челом великому государю Василей Засецкой с товарыщи, чтоб на то дикое поле дать им великого государя отказную грамоту к воеводе, и марта в 4 день послана великого государя грамота в Шацкой к воеводе к Офонасью Ханыкову, а велено в Шацкой уезд в Замокошский стан дикое поле с урочищи, против челобиться Василья Засецкого с товарыщи, послать кого пригоже, да то дикое поле и сенные покосы велено измерить в десятины по указу, а измеря десятины и положа в три поля, велено отказать Василью да Федору Засецким, Дмитрию Свищову, Андрею да Ивану Вышеславцовым, Ивану да Федору Трусовым, Семену Новокрещенову, Семену Фефилову, Ивану Аксенову по сту четвертей человеку, да что им того дикого поля отказано будет, и то велено написать в отказные книги подлинно, порознь, да те книги за руками прислать к Москве. А по (ним?) дать пуском (отпуском. – М.П.) черные грамоты, подьяческой рукой очищено, (так как?) из Шацка воевода Афанасей Ханыков к великому государю не писал и отказных книг по челобитью Василья Засецкого с товарыщи в Поместной приказ не прис(ы)лал.

И в прошлом в 207-м году августа в 25 день писал к великому государю с Алатыря думной дворянин Степан Богданович Ловчиков с товарыщи и прислал о розыску своего перечневую выписку, а в выписке написано: в прошлом де во 196-м году дано им из диких поль в поместье в Шацком в Замокошенском стану; в 207 году июля в 15 день приехали они на ту свою землю крестьян селить, и подметя (заметили. – М.П.) де их духовниковы крестьяне Благовещенского собору Феофана Феофилактовича степных ево деревень Керенского уезду прикащик Федька Писанной да поп Василей ис той деревни, которая поселена на их земле, да староста Мелешка Тимофеев, собрався многолюдством, человек с пять сот и болши, с ружьем, денным разбоем, и приехали к ним (…) и крестьян учали рубить и бить и копьи колоть, а в роспросе и с пытки винились и на товарищей своих говорили, чтоб с бою их и в увечье, и в бесчестье, и (дворовых? – М.П.) людей, и в пограбленных животах, великого государя указ учинить. А по досмотру думного дворянина Степана Богдановича с товарыщи, по даче и по крепостям, каковы подали на тое землю Федор Васильев сын Засецкой с товарыщи, где поселена духовникова деревня Ушенка (одно слово неразборчиво. – М.П.), та земля их помещиков, Федора Засецкого и Ивана Аксенова с товарыщи, и в тои де деревне Ушенке и по обе стороны тои речки владенья духовниковым крестьянам в их крепостях, каковы они на тои землю подали, никакова не написано. Июля в 13 день, по указу великого государя и по вышепомянутым крепостям, велено ис той их помещиков земли духовниковых крестьян сослать, а тою землею владеть по прежним их крепостям.

И в прошлом 208-м году октября в 20 день били челом великого государя Благовещенского собору, что у великого государя на сенях, протопресвитер Феофан Феофилактович з братьею, чтоб великий государь жаловал их: велел тои их Благовещенской шацкой вотчины селу Троицкому з деревнями по имянному великого государя указу, и по той их даче, и по отказным книгам тои их отводной земле (в) старых их урочищах со всеми угодьи в Ценском стану быть по прежнему у ево царского богомолия Пресвятыя Богородицы преславного ея Благовещения в вотчине, а в нонешном дворянском неправом челобитье, что назвали крестьян их денной разбой, приездом своим, без указу великого государя, на спорную их землю, велеть учинить и розыскать по указу великого государя и по Уложению по спорному земляному делу и не розным  пыточным делом, потому крестьян их в том насильном дворянском владенье на чужую землю денного никакова разбою и вымышленного дела не было, (а) учинилась с ними, дворян(скими), свара и драка по земляному спорному делу, а не разбоем, и крестьян их от того розыскного дела свободить, и посетой ржаньи и еровой хлеб зжать понасечнию (?) крестьяню их, и сведенную деревню и с дворовым строением, что поселились крестьяне их, по тои даче в старых своих урочищах по-прежнему отдать крестьянам их (…) против их челобитья дать им ис приказу Казанского дворца великого государя грамоту.

И в прошлом 1700 году генваря в 28 день, по указу великого государя и по приговору боярина, князя Бориса Алексеевича Галицына с товарыщи, Благовещенскаго собору протосвитеру Феофану Феофилактовичу з братьею керенской их вотчины села Троицкого з деревнями пашнею и сенными покосы и всякими угодьи владеть по прежнему великого государя имянному указу 198 году, и по даче, и по сыску, и по отказным книгам. А что били челом московского чину челобитчики Иван Аксенов с товарыщи о земле Керенского уезду, которая в прошлом во 182 году, по описи воеводы Степана Шамшева, приписана к Керенску, назвав Шацким уездом, а по осмотру и чертежу Степана Кошкодомова 207 году и по сыску та вотчина Благовещенскаго собору село Троицкое з деревнями поселены на описной земле Степана Шамшева в Керенском уезде, а не в Шацком, и то их челобитье и дачю отставить для того: по указу великого государя прошлого 189-го году, в Керенском уезде московского чину поместей давать не велено, а они, Иван Аксенов с товарыщи, били челом в Поместном приказе, утайкою назвав Керенского уезду отписную землю Шацким уездом, потому им и отказать, и послать великого государя грамоту, и по тому великого государя грамота, указу, в прошлом 1700 году марта в 10 день великого государя грамота в Темников к столнику и воеводе Василью Вельяминову послана. А в отказных книгах отказу Темниковской приказной избы подьячего Луки Евсюкова да Василья Королькова прошлого 1700 году августа в 20 день написано: по указу великого государя и по грамоте ис приказу Казанского дворца отказано Благовещенскаго собору протосвитеру Феофану Феофилактовичу з братьею в Керенском уезде вотчина их село Троицкое з деревнями по прежнему именному великого государя указу, по даче и по отказным книгам 198 году и по урочищам и по сыску, и по чертежу Степана Кашкодомова 207 году пашенной порозжей земли дикого поля и лесу на пять сот четвертей в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов на тысячю копен по даче сполна, а рыбные ловли по реке Выше и с польскими речками в округе в тех же их вышеписанных урочищах, а лес им хоромной и дровяной рубить в той же своей вышеписанной округе, опричь бортного деревья. А дана сия выпись Благовещенскаго собору протосвитеру Феофану Феофилактовичу з братьею на вотчинную их землю, что им дано по именному великого государя указу и отказано в 198 году в Керенском уезде впредь для владения и для спору иных помещиков и вотчинников на рыбные ловли и на сенные угодьи.

Лета 7200 июня в 19 день били челом великим государям и великим князьям Иоанну Алексеевичу и Петру Алексеевичу (титул), что у них, великих государей, на сенях ключарь Иван Афанасьев з братьею в прошлом де во 198-м году, по указу великих государей и по челобитью бывшего протопопа великих государей, духовника Меркулия Гавриловича з братьею, с ними богомольцы великих государей, дано де им великих государей жалованье, порозжая земля дикое поле в Шацком уезде, в Ценском стану, по реке Выше и по иным разным урочищам, пашни на пять сот четвертей в поле, а в дву по тому ж. И та де земля, по указу великих государей и по грамоте ис приказу Казанского дворца, по тои их челобитной, отведена и по сыску отказана с сенными покосы и со всеми угодьи по урочищам во 198-м году. И те отводные и отказные книги и сыску за руками в приказ Казанского дворца ис Керенска присланы (…), велено Благовещенскаго их, великих государей, верховаго собору ключарю Ивану Афанасьеву з братьею, против их челобитья на тое порозжую землю дикое поле впредь для владения дать им с отводных книг выпись. А в приказе Казанского дворца, в выписке, в деле их написано: в прошлом 198-м году ноября в (дата не указана. – М.П.) били челом великим государям (…) Благовещенскаго собору протопоп великих государей, духовник Меркулий Гаврил(ович) з братьею: в Шацком де уезде, в Ценском стану, за валом, в диком поле, по реке Выше, и в городище, и на Едином озере великих государей вотчин Благовещенскаго собору крестьяне их старой де селидбы и владения по урочищам, с мордовского кладбища Калмы (в источнике: Каллы) и на Быков липяг да на Киту речку по устье и по другую сторону то(й) ж речки выше урочищев промеж речек Раевка, Корлейка, и для приходу крымских людей татар те ж благовещенские и танбовские вотчины, потому что де тогда за валом в том диком поле все было пусто, а ныне стала селидьба, и то де место дикое поле в тех урочищах в поместье и в оброк, и в вотчину никому не отдано, и ни за кем не написано, и доныне лежит с тою их крестьянскою селидьбою впусте. А чтоб великие государи пожаловали их, велели тою вышеписанную землю дикое поле, старую селидьбу и владение своих благовещенских государских крестьян, как писано выше сего, по урочищам, дать им во владение по прежнему и отвод в Керенск, дать свою, великих государей, грамоту, и чтоб тое земли по прежним урочищам отвесть и учинить тои земли межи и з грани, и против сего их челобитья в тои их выписке великих государей указ написан тако ж 198-м (годом) ноября в (не указан) день.

Великие государи, цари и великие князья Иоанн Алексеевич и Петр Алексеевич (титул), выписки слушав, указали про владелье земли Благовещенскаго собору крестьян: сыскать тою землю, (которой) те крестьяне напредь сего владели ли, и на тои земле их крестьянская селидьба была ль, и от татарского разоренья сошли ль, и в которых годех сошли; и та земля в тех урочищах буде порозжа… и тою землю, по сыску и по мере, указали великие государи отказать Благовещенскаго собору протопопу, великих государей духовнику Меркулию Гавриловичю з братьею против их челобитья (…).

И по сему их, великих государей, указу во 198-м году ноября в день послана великих государей грамота в Керенск к стольнику и воеводе к Василью Апухтину: велено ему в Шацком уезде (в) вышеписанные урочища послать кого пригоже и про владенье земли Благовещенскаго собора крестьян (повтор содержания предыдущего абзаца. – М.П.).

И во 199-м году генваря 17 день писал к великим государям ис Керенска стольник и воевода Василей Андреев сын Апухтин и прислал о той их земле в приказ Казанского дворца сыск и отводные и отказные книги, и в тех… книгах и отказу Керенской избы подьячего Леонтья Андреева да пушкаря Якушки Ки(та?)ева прошлого 198-го году июня в 27 день написано:

По указу великих государей и по грамоте, и по сыску, и по досмотру стольника и воеводы Василья Апухтина отказано при сторонних людях в Шацком уезде в вышеписанных урочищах Благовещенскаго собору протопопу, духовнику великих государей Меркулию Гавриловичу з братьею пашенной и порозжей земли дикого поля и лесу по урочищам пятьсот четвертей в поле, а в дву по тому ж, да сенных покосов по врагам и по дубровам, и по ниским местамна тысячю копен, а урочища той их земли..: первое – от речки Выши, от Пестрецова брода по Болятинской дороге до речки Вялззям, а речкою Вялзземою вверх до Казачья ручья и Казачей дороги до Быкова липяга, чрез Быков липяг, по меже и граням Кирилова монастыря до валнику и тем валником до речки Киты: налеве земля Кирилова монастыря, а направе земля Благовещенскаго собору протопопа Меркулия Гавриловича з братьею. А речкою Китой вверх, чрез Болятинскую дорогу до Микульской дороги, поворотя против устья речки Арлевки прямо к Выше реке, а рекою Вышею вниз до городища Пуштакова, а от городища  тою ж рекою Вышею вниз же до первого урочища, до Пестрецова броду и Болятинской дороги. И по тем вышеписанным урочищам направе земля Благовещенскаго собору протопопа… Меркулия… з братьею, а лес, как хоромной, так и дровеной, рубить в той своей вышеписанной округе и урочищах и в большом шацком лесу, опричь бортного дельного дерева. А от Петрецова броду и от Болятинской дороги тою ж рекою Вышею внмиз до Единого озера до мордовского кладбища Калмы и до Быкова липяга, и до речки Киты, что написаны те урочища в прежнем их челобитье выше сего. И та земля Благовещенскаго собору протопопу з братьею не отказана для того:

Белозерского Кирилова монастыря новопоселенной их вотчины села Успенского, Новокириловское тож, старец Вельямин да прикащик Костентин Волков подали ис приказу Казанского дворца великих государей грамоту за приписью дьячка Семена Струкова, а в той грамоте написано: по указу великих государей и по челобитью Кирилова монастыря властей, архимандрита Иосифа з братьею, велено тои земле в тех урочищах быть по писцовым и межевым книгам 194 года и по жалованной грамоте 197 году за Кириловым монастырем по прежнему, а за рекою Вышею, промеж речек Раевки и Орлевки, Благовещенского собору протопопопу Меркулию Гавриловичю з братьею против челобитья их земля не отказана ж потому: Шацкого уезду великих государей дворцовые крестьяне Сенька Косиных, Петрушка Пустанов, Васька Андреев с товарыщи положили ис приказу Большого дворца выпись за приписью дьяка Данилы Небогатого 198-м году октября 20 дня; из той выписи та земля в тех (урочищах?) по даче 196-м году в октябре месяце написана за ними, Петрушкою и Ваською с товарыщи, и по скаске их та земля отдана им на оброк.

Лета 7149-го июня в 10 день, по государевой, царевой и великого князя Михаила Федоровича всея России грамоте ис приказу Казанского дворца за приписью дьяка Сергея Матвеева и по наказной грамоте стольника и воеводы Давыда Семеновича Жеребцова, поместной атаман Пятой Свияженск(ий) дал выпись с отдельных книг на поместье на речке на Выше, на дикое поле Ишмаметь мурзе Билкильдееву да Михаилу князь Чекаеву, Сармаметю мурзе Кикичеву да Алекаю мурзе Кикичеву. А в отдельных книгах написано:

Беломестной атаман Пятой Свияженск(ий), о чем (взяв?) с собою тутошних и сторонних попов и дьяконов, и старост, и целовальников, и крестьян, сколько человек пригоже, да с теми людьми, приехав в Шацкой уезд на речку Вышу и на землю, и на дикое поле, отделил того дикого поля в пашню и в поместье со всеми угодьи Ишмаметю мурзе да Михаилу Чекаеву, да Ахмаметю, да Алекаю мурзам Кикичевым четверым по тритцети четвертей человеку в поле, а в дву по тому ж, к старым их поместьям: Ишмаметю мурзе князю Белгилдееву к 79 четвертям с осминою, Алею мурзе Кикичеву к 77 четвертям с осминою, Ахмаметю мурзе Кикичеву к 86 четвертям с осминою, Михайле Чекаеву к 45 четвертям в их оклады, Ишмаметю мурзе князь Билгилдеева в 380 четвертей, Ахмаметю мурзе Кикичеву во 150 четвертей, Алекаю мурзе Кикичеву да Михайле Чекаеву в 400 (? – видимо, ошибка переписчика. – М.П.) четвертей – по двести четвертей человеку, а сенных покосов по 400 копен человеку.

А урочища их земле и сенным покосам Ишмаметя мурзы с товарыщи: идучи вверх по реке Выше левая сторона, по обе стороны липягов Городищенского и Сяргилдилского к речке Саргилди, что речка Сиргилдия вышла из липяга вершиною (…), а от Чилдимской вершины – по Хоперскую дорогу, а з другой стороны – от верхнево рубежа, от Терыпердеева мурзы Алтаева от речки Сядемки, а впала та речка повыше Порашева борку в Вешу (так!) речку, а усть (?) да им отделена, где их помещиков двор свой ставить и крестьянского по конец Городищенского липяга от речки от Выши от крымских и ногайских (в источнике: началских. – М.П.) людей, и в Сяргилдиском, и в Городищенском липягу в щацком лесу, а (в) лес дровяной и хоромной ездить ценским лесом на низ по Выше реке вопче (с) Теребелдеем мурзою Алпаевым (так!) и с шацкими земцами разных сел со крестьяны и с мордвою их помещикам Ишмаметя мурзе князь Билгилдееву с таварыщи впредь тем поместьям по сей отдельной выписи владеть всяким поместным угодьем и с того поместья государеву службу служить и вам бы, крестьяном, которые впредь учнут в том поместье жить, их бы, помещиков Ишмаметя мурзу князя Билгилдеева да Михайлу Чекаеву, да Отмаметя да Олекая мурзу Кикичевых, во всем слушали и пашню на них пахали, и доход их, помещиков, платить, чем оне вас изоброчат. (…).

Поселились (крестьяне с. Ушинка. – М.П.) из их же благовещенской жалованной вотчины Касимовского уезду, из села Нурмушади и из села Лубинова, да из села Заниных Починок старинные их благовещенские крестьяне и на той жалованной земле построена благовещенская их жалованная вотчина село Троицкое з деревнями, что на Выше. И в прошлом 207-м году, по указу великого государя (в источнике: в.г-ря. – М.П.), по досмотру и по сыску, и по чертежу Степана Кашкудомова (так!) явилась та их жалованная вотчинная земля в Керенском уезде, а не в Шацком, и в том же в прошлом в 207-м году, в июле месяце, против затеянного ложного челобитья московских чинов разных помещиков и вотчинников Ивана Трусова, Ивана Аксенова, Федора Засецкого с товарыщи думной дворянин Степан Богданович Ловчиков с товарыщи ту вышеписанную владенную правую выпись за тем их, челобитчиков, неправым, ложным челобитьем у прикащика ево, у Анфинагена Попова взяли к себе и назад им впредь для владения и оправдания не отдали, и поверя им, ложным, затеянным челобитчиками, безо всякого свидетельства, по неправому ево, думного дворянина Степана Богдановича Ловчикова с товарыщи, приговору, та их благовещенская жалованная вотчинная земля, деревня Ушенка и с селидьбою отдана была тем вышеписанным, что в дачах их села Ушенки никого владельцев, владеющих землею, не имеется и с окружающими селениями  споров нет и дел ни в каком присутственном месте не производится, а владение их бесспорное, равно и никто из их, економических крестьян, особых выписей, крепостей и других документов, кроме представленной в сем суде прошлого 1806 года августа 27 числа выписи не имеет…